Перейти к содержимому


0

"Дневник Избранного" Фанфик по вселенной Fallout 2


В теме одно сообщение

#1 john_woo

    Пользователь

  • Пользователи
  • PipPip
  • 13 сообщений
  • 0 спасибо

Отправлено 07 Ноябрь 2011 - 16:47

Информация, предоставленная ниже, была впервые прочитана юным Бишопом в его 13-тилетие. Она взята из старого, потрёпанного блокнота, который вдова Бишоп подарила сыну на праздник.

25.06.2241 г.
Сегодня я, Нарг из Арройо, решил начать писать дневник. Не знаю зачем... Наверное мне просто не с кем поговорить по душам. К кому бы я не обратился, я могу получить лишь необходимую информацию, не больше. Да, у меня есть цель. Да, это святая миссия и моя прямая обязанность, как Избранного, но... мне иногда бывает очень одиноко.

26.06.2241 г.
Здравствуй, дорогой дневник. Сегодня я впервые обокрал человека. Это был Хаккунин, мой наставник, старейшина нашей деревни. Самое поразительное, я совсем не хотел этого. Безусловно, те деньги и вещи, которые я стащил, понадобятся мне в моём путешествии... но я не хотел так подло поступать со стариком. Меня будто вела чужая воля. Теперь, конечно, сожалеть поздно... Когда всё закончится, обязательно всё верну...

03.07.2241 г.
Дорогой дневник, сегодня я впервые убил человека... Я помогал бедняге пастуху спасти его браминов от рад-скорпионов (с трудом его понял - уж очень скуден у него словарный запас) и, когда твари были уничтожены, я заметил наблюдающих за нами людей, очень похожих друг на друга, словно родные братья. Я хотел поздороваться, как вдруг один из них предложил мне обмануть скудоумного пастуха. Когда я отказался, они сказали, чтобы я проваливал, но я не смог оставить беднягу на растерзание этим бандитам.
Когда всё было кончено, я вытер руки и нож об одежду одного из братьев и продолжил свой путь...
В этот день всё изменилось. Я смотрел на мир глазами убийцы...

13.08.2241 г.
Дорогой дневник, извини, что так долго не писал. У меня появились друзья: Сулик и Вик.
Сначала напишу о Сулике.
Сулик - дикарь из Пустоши. Он ничего не знает ни о Священном 13 Убежище, ни о Г.Э.К.К.е, он одержим идеей найти свою сестру, которую, как он считает, украли работорговцы. Я взял его с собой, предварительно выкупив у хозяйки забегаловки (он там разнес посуды и утвари на 300 монет). Он силен, неплохо обращается с автоматом (по крайней мере он так говорит, автомата у меня нет, так что проверить пока не могу) и с холодным оружием (он действительно на этом деле рад-скарпиона съел).

Теперь о Вике.
Этого добродушного толстяка я освободил из лап жестокого работорговца, известного под именем Мерцгер. Тот еще тип - низкий лоб, резкие черты лица, пронзительный и, в то же время, безумный взгляд...
Я убил его... Его и всех его людей. Я мог бы просто выкупить Вика (ведь именно через него фляга из священного 13-го Убежища попала в наше племя, значит он мог знать что-то, что помогло бы мне продвинуться в моих поисках), но жажда крови захлестнула мой разум - работорговец должен был умереть...
Меня снова вела та непостижимая сила, чья-то могучая воля... На этот раз я даже не противился - Мерцгер и его люди заслужили смерть...
Когда все закончилось, я поклялся себе не оставлять таких людей безнаказанными.
Кстати, Сулик показал себя хорошим воином. Он напомнил мне одного из моих кузенов - тот тоже бросался в драку и, не обращая внимания на боль и усталось, бился до последнего. Да и отношение к работорговцам у моего спутника отрицательное.

Когда все закончилось, мы освободили рабов - таких же дикарей, как я и Сулик...

08.10.2241 г.
Дорогой дневник, я снова решил написать. Компания Сулика и Вика мне наскучила. Нет, они хорошие парни, но, поболтав с каждым по душам, я потерял к ним интерес. Они все время повторяются, с ними не о чем поговорить... да и когда я хочу задать какой-нибудь новый вопрос, он тут же вылетает у меня из головы.
В общем, я все больше замыкаюсь в себе... Хорошо, что у меня есть ты.
Кстати, я заметно улучшил свои навыки стрельбы. Да и Сулик с Виком не отстают (правда Сулик все еще таскается со своей кувалдой, никак не найду ему автомат) - оттачивают свои боевые навыки.
В пустыне мы видели много странного, страшного и интересного. Гигантских скорпионов (мы обходили их стороной, тетушка во времена моего детства пугала нас такими), геккосы, крысы...
Но самым страшным хищником во всей Пустоши, по прежнему, остается человек. Стычки с рейдерами пока не унесли жизни ни кого из моих людей. Молюсь предкам, чтобы так и продолжалось.

Запись без даты...
Почерк неразборчивый, но читаемый. Такое ощущение, что рука писавшего дрожала.

Проснулся в холодном поту... Сулик, дежуривший у костра, сказал, что я кричал во сне, и он уже хотел меня разбудить, но я проснулся сам... Хвала предкам, не привлек внимания хищников.

Помню лишь обрывки страшных снов, что я вижу время от времени... Торжествующее лицо Мерцгера, перед тем как он разряжает в меня оба ствола своего обреза (то есть теперь он мой, но не во сне), разрывающие мою плоть гигантские рад-скорпионы, дерущиеся из-за моих не успевших остыть останков, огнедышащие гекко, рейдеры, обыскивающие мое тело, не успевшее завершить последний судорожный танец агонии...

Сны всегда безумно яркие, изобилуют деталями... будто я прошел через это. Но ведь это не возможно, я же жив.
Эти кошмары всегда отличаются один от другого. Пожалуй единственное, что я вижу в каждом из них - это четкий, яркий образ - мои истлевшие останки, припорошенные песком Пустоши...
Надеюсь когда-нибудь это прекратится...

02.11.2241 г.
Дорогой дневник, не было времени написать, но сейчас, покончив с делами и хорошенько подкрепившись омлетом (о нем напишу отдельно, потому что это блюдо заслуживает того, чтобы о нем написали), я могу позволить себе немного расслабиться.

Мы в Модоке. Когда Джо (насколько я понял, он является мэром города, это что-то вроде старейшины в Арройо) рассказал мне о, так называемой, Ферме Ужасов, я отнесся к его словам с недоверием. Он рассказывал о бродящих по полю призраках, о людях, посаженных на кол... Все это звучало страшно, но не слишком правдоподобно.
Я решил помочь жителям Модока (ферма богата своими всходами, там, как сказал Джо, даже брамины в загонах - и как только они до сих пор живы?) и отправился со своими спутниками в это загадочное место. Первое, что бросилось в глаза на подходе к ферме - это человеческие силуэты, закрепленные на длинных шестах. Сперва я решил, что это место какой-то страшной казни, но мои ноги продолжали вести меня к этому проклятому месту, вопреки разуму, что кричал :"Остановись, безумец!"
При ближайшем рассмотрении оказалось, что это всего лишь набитые внутренностями браминов муляжи (но чертовски искуссные). Помню еле успокоил задыхающегося от смеха Вика (сказалось таки нервное напряжение).
В общем все закончилось благополучно - под фермой находилось убежище, как они сами себя называют, Ушельцев. Эти люди - потомки тех, кто ушел под землю, когда мир поглотил огонь.
Рад, что удалось убедить Джо в том, что они не опасны (пришлось прогуляться в Дыру, но об этом писать не хочется)
Ушельцы и жители Модока нашли друг друга. Надеюсь этот симбиоз принесет обеим сторонам лишь плюсы...
Да, чуть не забыл - омлет у хозяйки отеля "Роза" - просто великолепен! Нежный, сытный - радует и глаз и желудок. Не думал, что когда-нибудь попробую нечто подобное. После одной порции чувствуешь, как ровно бьется сердце, как усталость оставляет тело. Я, хотел выяснить, что же это за создания несут такие волшебные яйца... Но та неведомая сила, что ведет меня на протяжении нескольких месяцев, снова остановила меня, когда я подошел к сараю хозяйки отеля.
Возможно это и к лучшему... Съем ка я еще одну порцию

13.11.2241 г.
Дорогой дневник, сегодня я потерял ощущение связи с реальностью. Если раньше я мог найти объяснения, пусть не всегда логические, то сегодня моя фантазия меня подвела.
Я просто стоял с открытым ртом и глупо смотрел на огромную тушу какого-то существа, размазанную по камням. Складывалось такое впечатление, что гигант свалился на них прямо с неба.
При жизни это, наверняка, было красивое, сильное и гордое существо. Но сейчас оно представляло собой жалкое зрелище.
Как ни странно, моих спутников необычная находка не очень удивила: Вик зачем-то обозвал невезучего гиганта Уэйлом, а Сулик, пнув невесть как очутившийся в пустоши горшок с каким-то странным растением, жадно схватил кусок плоти несчастного Уэйла, запихал себе в рот и начал противно чавкать.
Я поднял глаза на пасмурное небо, мысленно задавая вопрос Тому-Кто-Может-Знать-Ответ: "Что происходит? Зачем все это?"
Мне никто не ответил. Ноги привычно взяли направление дальше, строго по чьему-то плану. А может и нет никакого плана...
Когда туша гиганта скрылась из виду, я услышал за своей спиной странный диалог между моими спутниками:
- Ты серьезно думаешь, что миру придет конец? - спросил Сулик Вика жалобным голосом.
- Да, - ответил тот.
- Может нам лечь или надеть на голову бумажные пакеты?
- Если хочешь...
- А это поможет, - в голосе Сулика слышалась надежда.
- Нет, - ответил Вик хладнокровно.
Я решил не удивляться. Что-то было в этом диалоге... Что-то, что называется к месту.

20.11.2241 г.
Дорогой дневник, как бы я не старался перестать удивляться, но, в последнее время, поводов для недоумения становится всё больше.
Три дня назад я стащил у встретившегося нам в Пустоши торговца пистолет-пулемет калибром 10 мм.
Сулик радовался как ребенок, когда я вручил ему оружие. Да, не даром говорят, что дарить не менее приятно, чем принимать в дар.
Вот только стрелком Сулик оказался не очень хорошим (точнее хреновым) - при первой же стычке с рейдерами наш верный дикарь выпустил порядочную очередь, не смотря на то, что и Вик, и я находились на линии огня, так что нам здорово досталось.
От рейдеров мы отбились, но ранения были настолько серьезными, что на ночлег мы устроились прямо на месте боя, благо на возвышенности, так что подкрасться незамеченным враг бы не смог.
Проснувшись, я почувствовал, что простреленное плечо больше не беспокоит меня. Раздевшись и заглянув под повязку, я не увидел раны, на её месте розовела новая кожа. Вику тоже стало намного легче. Его раны были не такими серьезным - от них не осталось и следа.

Сулик изрек: "Сами предки защищают нас. Мы и я так думаем!"
- Если ты еще раз пальнешь в меня или босса, тебя даже предки не спасут! - зло прокричал Вик, потрясая трофейной винтовкой.
Остаток дня мы провели в тренировках, обучая Сулика правильно выбирать дистанцию во время боя.

02.01.2242 г.
Дорогой дневник, сегодня я со своими спутниками впервые посетил пригород Волт-Сити.
Люди здесь почти не отличаются от жителей других мест, в которых я бывал. Вот только когда из ворот самого Города выходит горожанин, в глазах обитателей пригорода читается такая откровенная зависть, что становится противно.
Зависть... она же разная бывает. Можно завидовать по-доброму - стремиться к тому, чтобы обладать тем, о чем ты так мечтаешь, прикладывая к этому максимальные усилия.
Зависть же обитателей пригорода - черная, крепко замешанная на ненависти. Проходящему мимо гражданину подобострастно кивают, боязливо улыбаются и, тут же, плюют ему вслед, прожигая его спину полным ненависти взглядом.
Нехорошее место... Нехорошие люди...
Сулик попросил разрешения сходить в таверну, сказав: "Дампи больше не может терпеть, ему надо опустошиться"...
Надо было пойти с ним... Пока мы с Виком помогали бедному фермеру найти плуг, Сулик заложил свой SMG 10 мм бармену и порядком набрался местного самогона. Когда мы добрались до таверны, он успел перевернуть всего несколько столов, да какому-то пьянчуге нос разбить.
Мы подоспели как раз вовремя - наш спутник ни на шутку сцепился с хозяином таверны - Кассиди, еле оттащили (заметка: Сулик, пусть и не блещет интеллектом, чертовски хитер).
Разговорились с хозяином таверны. Он мне сразу понравился - сразу видно - крепок духом и силен физически, повидал жизнь и знает себе цену.
Кассиди рассказал о том, как скучно ему прозябать здесь, о проблемах с клиентами, о бесчинствах охранников Города, которые постоянно ищут повод обобрать его. Из разговора я понял, что в пригороде Кассиди ни что не держит и я предложил ему присоединиться к нашей разномастной компании.
На следующий день проспавшийся Сулик поинтересовался, кто наш новый спутник (одно из двух - либо ему стыдно, либо и правда не помнит).
- Кассиди, - как ни в чем ни бывало представился бывший хозяин таверны.
Что ж, теперь нам надо попасть в Город-Убежище, святую миссию еще никто не отменял.

03.01.2242 г.
Дорогой дневник, оставив своих спутников в пригороде, в почти отжившей свое таверне Кассиди, я отправился в Город-Убежище. С дневным пропуском (каюсь, я снова обокрал человека, но это необходимая мера - комендант потребовал за него немалую сумму, так что пришлось документ позаимствовать) я мог находится в городе до шести часов вечера.
Нет слов, чтобы описать, как великолепен этот город. Здесь я впервые увидел прекрасные зеленые деревья в таком виде, в котором, наверное, их помнили наши предки. Здания поражали своей архитектурой, пусть и не сильно впечатляли разнообразием.
Наверное это самый прекрасный город на свете... Когда-нибудь Арройо станет таким же.
Жители города меня разочаровали. Это были чванливые снобы, упивающиеся своим превосходством перед Внешним Миром. Ловя на себе презрительные взгляды, я мысленно считал до десяти, чтобы не схватиться за оружие.
Когда я увидел Убежище, сердце моё забилось чаще. Быть может там находится то, ради чего я пустился в путь.
В Убежище меня, конечно, не пустили - как только я подошел к нему на расстояние десяти шагов, двое охранников синхронно направили на меня стволы своих ружей и посоветовали проваливать, пока цел.
Теперь осталось найти способ попасть в Убежище...

07.01.2242 г.
Дорогой дневник, решил поделиться своими впечатлениями о Городе Убежища в целом и о первом гражданине Линнет - в частности.
Нигде и никогда я не видел таких лицемерных людей, как там. Чувство превосходства у них переросло в нечто большее. Это "нечто" сильно уж смахивает на манию величия.

Так как только граждане города могут попасть в Убежище (которое, кстати, никакое не тринадцатое, а восьмое), мне, во что бы то ни стало, нужно получить гражданство.
Первый гражданин Линнет (женщина немного за 30, красивое смуглое лицо, которое портит надменное выражение и характерные мимические морщины, выдающего в ней человека нервного, недоброго) была удивлена, когда я, сняв с себя панцирь металлической брони, показал ей комбинезон жителя убежища. Обещала всячески помочь с поиском информации о Г.Э.К.К, но, за небольшую услугу: недалеко от Города Убежища находится Гекко. Это город существ, которых, в основном, называют гулями. У жителей этого города возникли проблемы с их ядерным реактором, теперь из-за деятельности соседей грунтовые воды, составляющие основу гидроснабжения всего Волт-Сити, отравлены радиацией, запасы чистой воды заканчиваются, так что дальнейшее бездействие граждан могло, в конечном итоге, стать причиной гибели всего города.
Линнет попросила меня разобраться с мертвяками (она так называет гулей за их внешний вид - они утратили сходство с людьми из-за постоянного облучения, действия древнего вируса и чего-то еще) любым доступным способом. Конечный вариант - устранить проблему заражения воды. Но, как я понял и разговора, вариант с "аварией на атомной энергостанции" ее устроил бы намного больше.
Я, конечно же, не собираюсь уничтожать жителей Гекко. На случай, если не получится уладить дело по-мирному и возможности попасть в Убежище у меня не будет, придется прорываться с боем (может быть получится незаметно вырезать охрану у входа). Пусть они ни в чем ни виноваты, но мои соплеменники заслуживают право на нормальную жизнь, которая без Г.Э.К.К не возможна. Но это, пока, остается крайней мерой, на тот случай, если у меня ничего не выйдет.
В последние дни я не чувствую, что меня ведет чья-то чужая воля. Либо неведомый мне кукловод обрезал ниточки, либо мои действия полностью укладываются в его План...
Сейчас я сижу в нескольких милях от города Гулей, привалившись к огромному, в рост взрослому человеку, белому камню, на котором кто-то нацарапал надписи на неизвестном мне языке. Три надписи, три стрелки от каждой - влево, вправо и вперед. Возле глыбы лежит, безгубо улыбаясь, человеческий череп. Интересно, что же это значит?

30.01.2242 г.
Дорогой дневник, меня можно поздравить - теперь я - полноценный гражданин Города Убежища. Проблемы с Гекко улажены, никого, слава предкам, убивать не пришлось. Позволю себе не углубляться в детали - очень уж скучным будет повествование, скажу просто, что АЭС Гекко теперь работает без ущерба для Города Убежища. Кстати, гражданством я обязан сенатору Макрею, а не первому гражданину Линнет. Сенатора устроила возможность мирного решения проблемы. Более того - он поддержал идею сотрудничества двух городов (гули нуждаются в поставке медикаментов из Волт-Сити, который переживает энергетический кризис, так что союз двух городов будет обоюдовыгодным)...
Ну вот, обещал не углубляться...
Хотелось бы описать забавный эпизод - на свалке, что в Гекко, я познакомился с гулем по имени Перси. Этот забавный старикан (хотя возрастные понятия у гулей очень условны) поведал мне историю о своем неугомонном друге Вуди. Тому все не сиделось на месте, все хотелось каких-то перемен, приключений. Перси очень переживал за своего друга, ведь бедняга, страдал нарколепсией (этот умный термин я вычитал в одном медицинском справочнике), то есть несчастный гуль мог уснуть в любом месте, в любое время, мгновенно и надолго.
"Как бы не приняли за гниющего мертвеца", - причитал Перси. - "зароют как собаку дикую, даже камня сверху не поставят". Готов поклясться - если бы у гулей слезные железы работали как у людей, старик бы расплакался.
Я отправился в Дыру, потому что именно туда направлялся Вуди, до того как пропал.
Перси я нашел - живого и невредимого. Он мирно спал в... гробу, который хозяин местной "комнаты страха" гордо называл саркофагом.
Перси, сам того не зная, работал экспонатом в этой самой комнате. Его выдавали зевакам за мумию какого-то древнего правителя давно не существующей страны. Это было не трудно - спят гули очень своеобразно и, если не приглядываться, их легко можно перепутать с не очень свежим трупом... Когда я потряс горе путешественника за плечо и дурным голосом прокричал "Перси, беги, тебя же похоронят заживо!!!", гуль с такой прытью перемахнул через борт гроба и припустил бежать, будто и не лежал без движения больше месяца, а просто ждал моей команды, чтобы принять участия в забеге и побить чей-то рекорд.
Хозяин аттракциона говорил что-то о призраках, но я решил не связываться с умершими, потому как помнил страшные истории, которыми нас в детстве пугала тетушка. Все они начинались примерно так же - пошел мальчик в пещеру, посмотреть на призрака...

В общем, теперь я - гражданин Волт-Сити, в моем пип-бое имеются координаты пятнадцатого Убежища, а значит мне нужно забрать своих спутников из пригородной таверны, пока Сулик совсем не спился, и отправиться дальше, на поиски Священного Г.Э.К.К.

08.02.2242 г.
Дорогой дневник, сегодня я испытал на себе все прелести последствий долгого пребывания в Пустоши. Мы направлялись в Пятнадцатое Убежище, когда я почувствовал слабость, а после меня скрутил сильнейший рвотный спазм.
Беспечный Сулик обещал принести какой-то чудесной травы, которая лечит любые "плачи желудка" и "ватные ноги". Я его не очень-то понял - его вообще трудно понять, а уж в состоянии, в котором я находился на тот момент, это было вообще невозможно.
Пока Сулик, вытащив из своего рюкзака бутылку виски, ушел на поиски чудесной травы, более рациональный Кассиди установил мне капельницу с дорогим, но качественным препаратом Рад-Эвей, после чего влил в меня половину наших запасов воды.
Эффект от применения был потрясающим - утром я встал с новыми силами, не чувствуя последствий пережитого. А вот Сулик выглядел плохо - все уже были на ногах, а он продолжал укрываться кожаной курткой, которую зачем-то все время таскал с собой. Когда его разбудили, он приложился сухими губами к фляге с теплой водой и попросил поспать еще часок.
"Сулик, как ты мог", - возмутился Вик. - Когда Боссу было так хреново, ты не придум ничего лучше, кроме как пойти куда-то и напиться".
Сулик сфокусировал на ремонтнике мутный взгляд, потом молча открыл свой рюкзак и достал оттуда видавший виды счетчик Гейгера.
Оказывается наш спутник пил не один, с другой стороны холма, у подножия которого мы устроились, на ночлег расположился торговец, в собутыльники которому он и набился.
"Я и мы решили, что он Наргу нужнее", - резюмировал Сулик.
Кассиди проверил счетчиком все наше снаряжение и выяснилось, что трофейная винтовка, доставшаяся мне после очередной стычки с рейдерами, сильно фонила, что стало причиной моего недомогания.
От трофея я, конечно же, избавился.
Думаю, что завтра мы уже доберемся до Убежища-15. Надеюсь я найду то, что ищу.

15.02.2242 г.
Дорогой дневник, сегодня я устроил настоящую резню. Я убивал как маньяк, раскраивал черепа, добивал раненных, резал... Но ни сколько не сожалею об этом. Мои спутники оставались неизменны своему хладнокровию - методично расстреливали врагов.
А начиналось все так буднично...
По координатам, которые я загрузил из центрального компьютера Волт-Сити, мы добрались до небольшого поселка. Я стал расспрашивать местных жителей о том, знают ли они где находится Убежище 15. Они же, ссылаясь на очень важные дела, спешили прекратить разговор и уйти, а некоторые и вовсе не отвечали на мои вопросы и уходили сразу. Что-то было в их взглядах, что-то, что меня тревожило. Позже выяснилось - это был страх.
Отчаявшись что-либо прояснить в сложившейся ситуации, я увидел заплаканную женщину средних лет. В ее взгляде читалась какая-то обреченность, безысходность. Я не мог пройти мимо и решил помочь несчастной, что бы за беда у нее не приключилась.
Оказалось, что ее дочь - жуткая непоседа - ушла гулять в заброшенную часть поселка и не вернулась. Прошло уже несколько дней, как мать ее не видела и женщина очень волновалась.
Я отправился туда, где видели девочку в последний раз. Другая часть поселка оказалась не совсем заброшенной - у крепкого деревянного дома я встретил вооруженного охранника, который остановил меня криком и направил карабин в мою сторону.
А ведь сначала я не хотел применять оружие. Я спросил, не видел ли он здесь девочку-подростка.
"Конечно видел", - довольно улыбаясь и щуря масленые глазки ответил он. - "Она внутри. Я как раз жду, когда меня сменят, чтобы пойти повеселиться с ней! Ты хочешь мне помешать или просто инте..."
Все таки автоматический дробовик - прекрасное оружие! Одной очередью я разнес на куски человека, который не заслуживал лучшей участи. Бандит не успел удивиться - три заряда дроби сделали из него кровавое нечто - смесь остатков брони, костяной крошки и крови. Дверь, у которой рухнуло изуродованное тело, распахнулась от удара ноги. Появившуюся в проеме вооруженную женщину снесла моя вторая очередь. Она еще была жива - в этот раз я попал не очень точно - силилась встать, присвистывая при каждом вздохе простреленным легким. Я перерезал ей горло, перешагнул через агонизирующее тело и выбил дверь единственной комнаты, в которой находилась пленница. После того, как она поверила в то, что я не Один-Из-Них, я отвел ее к матери. Слова благодарности слушал в пол уха, наскоро попрощался с воссоединившимся семейством и отправился назад, к заброшенному дому. По дороге я зашел к местному лидеру - мужчина за пятьдесят, чуть лысоватый. Он выслушал мой скорый пересказ случившегося и поведал мне, что рядом с тем заброшенным домом находится вход в... Убежище. Его захватили рэйдеры, сделав это место своим штабом. Главарь у них - Дарион - сумасшедший старик, одержимый идеей, что за ним кто-то должен прийти и убить. А местные жители - всего лишь служили прикрытием для головорезов, которые грабили караваны из НКР.
Я отправился к замаскированному входу в Убежище пятнадцать. Дверь была заминирована, так что пришлось немного повозиться с обезвреживанием ловушки. Когда я со своими спутниками попал внутрь, нас приняли за новобранцев. Они не были готовы к тому, что четверо новичков начнут методично вырезать всех, кто находился в убежище, проходя уровень за уровнем и сея смерть. На всякий случай я принял боевые стимуляторы, которые обострили быстроту моей реакции, силу, ловкость. Странная эйфория от кровавого побоища передалась только Кассиди, и то частично - на его лице застыла полу-улыбка, полу-оскал, во взгляде читалось справедливое торжество победителя.
Когда я первым ворвался в зал, где находился Дарион со своей охраной, последними словами, которые он успел выкрикнуть, вскидывая древний огнемет, были: "Я знал, что ты придешь за мной!"...
Когда доктор - единственный, кого мы оставили в живых (он был всего лишь пленником Дариона) занимался ожогами Сулика, который в силу привычки или глупости (уж не знаю, что было большей причиной) сунулся в ближний бой, а Кассиди и Вик ушли собирать трофеи, я занялся поисками информации о Священном Тринадцатом Убежище... Теперь жители поселка могут заняться восстановлением своего нового дома.
Чуть ниже написано с ужасными ошибками, рука писавшего сильно дрожала

Так што типерь... Кагда мы... О нет! праклятый Бафаут! Туго соображаю. Напишу када... меня отпустит.

04.03.2242 г
Дорогой дневник, я нахожусь в священном Тринадцатом Убежище уже два дня. Ужас, который я испытал, когда ввел в консоль управления наружной дверью команду открытия, трудно описать, но я постараюсь.
После того, как мы с Виком, помогли новоселам пятнадцатого убежища починить оборудование, необходимого для нормальной работы важнейших систем, наш путь лежал к Священному Тринадцатому Убежищу.
Когда я прошел по эвакуационному коридору и открыл дверь, ведущую внутрь, первым, что я увидел, было существо, которое обитатели пустоши называют Когтем Смерти. Рассказы о них переплетены с выдумками и слухами, изобилуют противоречивыми подробностями, но сводятся они к одному - эти существа несут смерть всему живому, что находится в пределе их видимости.
В тот день я впервые столкнулся с Когтем Смерти лицом к лицу и его вид потряс, пробудил древние инстинкты, которые мирно дремали где-то глубоко в архивах моего мозга. Мощное мускулистое тело, покрытое роговыми наростами, казалось крепче даже моей боевой брони; короткие жилистые ноги были похожи на две сжатые пружины, готовые в любой момент отправить чудовище в невероятный прыжок; длинные мощные руки (или передние лапы, не знаю как их называть) с огромными кривыми когтями, казались просто идеальным оружием ближнего боя; устрашающе грозная клыкастая морда, вид которой не как нельзя было назвать дружелюбным - на нем читалась лишь агрессия...
Мои руки сами навели автоматический дробовик на монстра, но я не выстрелил, потому что Коготь Смерти сделал то, от чего любой бы впал в ступор.
"Остановись, человек", - произнес монстр медленно. Речь его была отрывиста, а голос напоминал бульканье закипающей в походном котелке воды. - "Если ты пришел с миром, тебя здесь никто не тронет".
Не опуская дробовик, я мельком глянул на своих спутников. Не знаю что я ожидал увидеть, но только не спокойствие на их лицах. За углом раздался чей-то рык и я понял, что чудовище здесь не одно, возможно на этом уровне есть и еще.
Я решил рискнуть и вступить в диалог с когтем смерти. И рад, что не пустил в ход оружие. Слава предкам за то, что Хаккунин учил меня не махать руками там, где можно поработать головой... Правда я, после этого урока, разбил своему кузену нос лбом, но теперь-то мне смысл его слов понятен.
Монстр, который представился Грутаром, рассказал о своей семье, состоящей из нескольких десятков разновозрастных когтей смерти, о том, что Убежище Тринадцать стало для них домом. Еще Грутар пожаловался на то, что главный компьютер, компьютер Смотрителя, перестал воспринимать голосовые команды лидера и просил меня, если это возможно, снова автоматизировать процесс.
А еще он рассказал мне про Анклав. Это, насколько я понял из туманных объяснений когтя смерти, жестокая военизированная организация, преследующая какие-то свои цели и в выборе средств не стесняющаяся. Именно ученые из Анклава вывели в своих лабораториях когтей смерти. В сектор тринадцатого убежища эти существа были высажены из "летающих машин" в качестве десанта (это такой род войск, если верить учебнику истории, что я нашел в Волт-Сити, который доставляют к месту боевых действий). Настроившись на частоту убежища, члены Анклава обманом заставили жителей открыть внешнюю циркулярную дверь, после чего часть жителей была уничтожена, а часть - захвачена в плен. Грутару, нескольким его соплеменникам и одной молодой самке удалось сбежать от десантников Анклава. Позже они вернулись в Убежище и начали здесь, как бы банально это не прозвучало, новую жизнь.
Вообще семья Грутара (или община, не знаю какой термин здесь походит больше) произвела на меня впечатление, но не на моих спутников - они, как всегда, в подобных ситуациях, оставались бесстрастными. Интерес, пусть и слабо выраженный, я заметил только во взгляде Кассиди. Остальных же ничуть не удивило сложное, основанное на родстве, Законе и уважении, сообщество когтей смерти и людей. Кстати о людях - в убежище они тоже были.
Большинство из них спасли когти смерти от какого-нибудь несчастья. Здесь был и доктор, которого спасли от смерти, и мать с ребенком, и техник, который бился над проблемой восстановления управления компьютером. Все они с трепетом в голосе говорили о Грутаре и его соплеменниках. Никого здесь не держали силой, любой из обитателей убежища мог уйти в любой момент, но покидать такое уютное место, уходить из под такой защиты, никто не хотел... Ну или почти никто - здесь был один пленник - его заперли в одной из комнат, но обращались мягко, постоянно кормили. Этот человек видел угрозу в, развивающихся слишком быстро, когтях смерти. Он считал, что они - угроза всему человечеству, которое и так настрадалось от последствий давней войны. И видел он только один выход - истребить весь род, как он выразился, проклятых ящеров. Он даже пытался как-то навредить им, но его остановили соплеменники Грутара. Да и кто он против них, без мощного оружия и должных навыков. Паранойя - вот мой диагноз (ну, вроде бы так в медицинских журналах описывают психическое состояние человека, во всем видящего угрозу и последствия какого-то заговора). В любом случае, ему оставили жизнь и обращались довольно мягко.
Теперь о главном: Грутар обещал мне отдать Г.Э.К.К, если я помогу ему в починке компьютера (который, как мне кажется, был выведен из строя нынешним пленником). Г.Э.К.К... Неужели мое племя скоро обретет благополучие, о котором я так мечтал. Осталось только найти модуль голосового управления, который требуется Грутару для управления компьютером. Я слышал о торговце в Нью-Рено, который, время от времени, занимался продажей технологических артефактов. Вик даже говорил, что ходят слухи, что там можно вообще купить все что угодно...
Встречай, город греха и разврата, мы идем...

01.04.2242 г.
Дорогой дневник, я потрясен масштабами Нью Рено. Это самый яркий город во всей Пустоши. Когда я и мои спутники подходили к нему, мы уже из далека увидели его потрясающую иллюминацию. "Самый большой маленький город на земле!", - гордо мигал сотнями огней таблоид, приветствующий гостей Нью Рено.
На улицах столько людей, что я сначала почувствовал себя неуютно. Все смотрят изучающе: пушеры - как на клиента, прикидывая сколько денег можно срубить; проститутки - с алчным интересом и похотью; сутенеры - с надеждой на то, что гость выберет именно его девочек...
Да, здесь абсолютно всеми движет жажда наживы. Даже встречающий у входной арки гид-наркодиллер просит тебя дать ему денег за приветствие. Находятся гости, что добровольно отдают ему свои честно заработанные (или украденные) монеты, но щедрые и доверчивые люди обычно, как я успел понять, уходят из Рено чуть ли не нагишом. Если вообще уходят.
Отпустив Сулика, Вика и Кассиди развеяться, я дал деньги только последнему - уж под чутким руководством бывшего владельца таверны компаньоны не сильно-то разгуляются.
Сам же я направился по заданному пути, к торговцу оружием, по совместительству выполняющему функции старьевщика.
Я шел по главной улице, разглядывая огни города, который никогда не спит. Мне призывно махали проститутки, некоторые из которых были очень даже ничего. Когда я уже собирался свернуть на перекрестке, моё внимание привлекли крики людей. В этом гомоне были и вопли радости, и нотки разочарования, и рык агрессии.
Я посмотрел в сторону источника шума и, движимый любопытством, направился к огромному, ангарообразному зданию, которое гордо украшала вывеска "Клуб Джунгли". У дверей, покрытых бурым потрескавшимся лаком, мне в глаза бросилось объявление: "Администрация клуба не несет никакой ответственности за полученные травмы, увечья или смерть. Что, испугался сосунок?"
Интересное, скажу я тебе, объявление. У меня было чувство, что мне бросили вызов - ничего поделать с собой я не мог (уж не знаю, снова невидимая рука кукловода дергала за ниточки или мои амбиции подчинили сознание) - толкнув дверь я вошел внутрь.
"Хей, привет здоровяк!", - мне на встречу вышел рыжий коротышка. Его жилистые руки украшали похабные татуировки. Он почесал ежик огненных волос кривыми пальцами, оценивающе посмотрел и спросил: "Ты поглазеть зашел, как и всё присутствующее здесь быдло, или испытать себя в качестве боксера?"
Я посмотрел на ринг - там разворачивалась жестокая драка. Двое бойцов лупили друг друга, не жалея ни сил, ни здоровья. Зрители завывали, возбужденные запахом крови, которой боксеры щедро поливали некогда белый, а нынче серо-бурый пол.
И вот один из соревнующихся неудачно промахнулся, провалил руку вперед, чем непременно воспользовался второй - чуть сместился в сторону и ударил сбоку. Бедняга так и не понял что произошло - врезавшийся в висок кулак, облаченный в красную защитную перчатку, заставил его завалиться лицом вниз, что вызвало одобрительные крики одной половины толпы и возмущенные возгласы другой.
"Ну так что, здоровяк? Решился?" - осведомился мой возможный менеджер.
"Потому я и здесь", - ответил я.
"Ну тогда выигрыш - пятьдесят на пятьдесят", - подвел итог коротышка.
"Нужны мне твои деньги", - пронеслось у меня в голове, но немного подумав и поняв, что все таки нужны, я ответил "По рукам" и пожал кривопалую ладошку своего менеджера.
Надеюсь Грутар простит мне небольшую задержку... Черт, а ведь я не думал, что Нью-Рено мне так понравится!
Ладно, напишу как прошел сегодняшний бой позже. Мне надо готовиться.

16.04.2242 г.
Дорогой дневник, извини, что так долго не писал. Меня можно поздравить! Не зря я учился у всех подряд мастеров уличного боя, не зря терпел их насмешки на счет "грации брамина" и фразы, вроде: "Моя бабушка после бутыли самогона и то двигается шустрее". Не зря я оттачивал мастерство рукопашного боя, вступая в кулачные схватки с дебоширами в барах и забегаловках. Все это - опыт. Незаменимый опыт для любого бойца. Теперь я - абсолютный чемпион Нью Рено по боксу!
Я гордо ношу это звание... черт, неужели стал тщеславным? Ну и пусть, зато теперь, куда бы я не пришел, меня принимают с почетом - и не надо делать что-то хорошее (да и не для кого). Столько женского внимания я не получал даже перед уходом из родного Арройо - а ведь там я был в статусе Избранного.
Первый бой прошел очень быстро. Мне достался тупоголовый громила (с каким-то жутким, точнее жутко тупым, прозвищем). Он сразу ринулся в бой, безумно размахивая гипертрофированными ручищами. Делал он это неумело и невероятно медлительно. Уклониться от его атак было не сложно, а вот свалить - проблематично. Голова у него была как брамина - крепкая, но большая - грех не попасть. В общем во втором раунде двигался боксер вяло, быстро выдохся и пропустил серию из трех ударов. На чем бой и завершился.
Большинство зрителей были недовольны исходом - кто-то кричал проклятия, кто-то обвинял организаторов в нечистой игре, но я сделал то, чего от меня никто не ждал.
Я крикнул, не выходя из ринга, что готов биться с любым из недовольных прямо сейчас, здесь, без отлагательств. И желающих обозначилось аж трое - каждый кричал какие-то угрозы, оскорбления, все хотели в этот миг поднять свой рейтинг в глазах жителей Нью Рено.
Я оперся на канаты, ожидая мнения организаторов. Сзади подошел мой коротышка-менеджер и, лукаво щурясь предложил мне поставить на себя. Я был не против - уж очень уверен был в своих силах.
Рефери, прохрипел в допотопный мегафон, что в результате жеребьевки из троих претендентов был выбран один. То ли Гарри Тесак, то ли Терри Гусак. Коротышка прокричал что-то ободряющее, хлопнул меня по мокрой от пота спине и поспешил отойти от канатов.
Что бы не выкрикивал мой оппонент перед тем, как войти в отсеченный от всего зала канатами квадрат, внутри ринга он вел себя осторожно.
Сначала провел разведку, нанося короткие джебы (это я потом узнал этот термин). Нащупывал слабые места в обороне, уклонялся от моих атак, делал ложные выпады... А потом обрушил шквал мощных ударов, меняя уровни, работая то по голове, то по корпусу. Я был ошеломлен, но выстоял. Толпа одобрительно загудела - с одной стороны - одобряя действия моего противника, с другой - мою стойкость. Бой становился все интереснее для зрителя. В общем, первый раунд я выстоял с трудом.
Зато во втором раунде мне повезло больше. Боксер был уверен в том, что у меня не осталось шансов, начал дурачиться, опуская руки и выставляя голову вперед, как бы провоцируя меня на удар. После второго такого финта я не преминул воспользоваться своим шансом - в момент, когда противник опустил руки, я знал, что он собирается сделать дальше и, дождавшись, когда он сам подставится под удар, провел серию из двух боковых: сначала короткий левый, затем акцентированный правый.
Сквозь гробовое молчании, на секунду воцарившемся в зале, прорвался радостный женский крик: "Спасибо, малыш! Я выиграла кругленькую сумму!"
Чак - коротышка-менеджер, чуть ли не силком потащил меня прочь с ринга - боялся, как бы я еще кого не вызвал. Хотя звон в голове стоял такой, что я не особо соображал, что происходит и драться в этот день мне точно не хотелось.
Как объяснил Чак - я уложил основного претендента на чемпионство. Что мы заработали кругленькую сумму, что мне надо отдохнуть пару дней и снова выйти на ринг. Я не возражал - чувство усталости постепенно проходило, голова уже не отзывалась на каждое резкое движение гудением в пополам с болью.
Сутки после боя я зализывал раны, отдыхал и всячески бездельничал. Жил я у Чака, у которого была комната в клубе "Джунгли".
Мне хотелось поскорее выйти на ринг, но Чак сказал, что до следующего боя еще два дня, которые лучше всего потратить на тренировки. Он привел в зал какого-то старички в качестве тренера, который не вызвал, сначала, у меня никакого трепета - уж слишком дряхлым он казался. Оказалось, что это был непобедимый чемпион Нью Рено, ушедший с ринга в возрасте сорока пяти лет. Он показал мне многое. То, чему он научил меня мне бы не удалось узнать от кого-нибудь другого. Это была классика бокса. Мистер Стоунволл, в отличие от уличных учителей, не издевался надо мной, не подкалывал - он лишь исправлял то, чему меня учили раньше.
"Не такой уж большой возраст для такого бойца как вы, мистер Стоунволл", - сказал я на второй день наших тренировок, накануне боя. - "Такой мастер как вы могли бы уйти и позже".
На что старый боксер ответил мне: "Ты молод и горяч, как я когда-то... Ты пока не понимаешь, что значит уйти непобежденным. Да и не осталось тогда достойных бойцов", - сказал он и рассмеялся.
Следующий бой не стоит описывать. Мне попался очень осторожный противник. Он практически не атаковал, очень плотно закрывался от моих атак, но все же пропустил достаточно ударов, чтобы судьи признали его проигравшим.
Так что четвертый бой был назначен на следующий день. Моим оппонентом должен был стать чемпион Нью Рено - другие бойцы отказались выступать. А это значило, что в случае победы, я стану чемпионом.
Остаток дня я провел, выслушивая наставления мистера Стоунволла. Он сказал прямо - у меня есть только один шанс победить Мясника. Этого маньяка можно было одолеть только в открытой рубке - пытаться переиграть этот танк тактически было просто невозможно. Напоследок, перед тем, как я ушел спать, старый боксер зачем-то сказал мне: "Береги уши, сынок".
Когда я ступил на ринг, во всем клубе (или зале, не знаю на что это больше похоже) стоял дикий гвалт. Зрители стояли на ушах - кто-то кричал, что поставил на меня последние деньги, кто-то призывал Мясника пустить "жалкому дикарю" кровь, кто-то просто орал и улюлюкал.
Раздался звук гонга. Мы сошлись. Уклонившись от размашистых, но быстрых боковых, я стал пятиться назад, осыпаемый градом ударов. Когда я прижался к канатам, Мясник сделал еле уловимую паузу, видимо выцеливая. Здесь сработали уроки мистера Стоунволла - я, оттолкнувшись от канатов нанес короткий, почти без замаха боковой удар в челюсть противника. Тот оступился, но не упал. Я стал развивать атаку, но и Мясник не отставал. Не смотря на звук гонга мы продолжали раздавать друг другу зуботычины, не уступая и пяди ринга. Каждый стоял намертво, окропляя пол алыми каплями, вперемешку с летящими во все стороны солеными брызгами пота.
Мясник не устоял. Он подскользнулся в собственной (а может и моей, кто теперь разберет) крови, что дало мне короткое преимущество, коим я незамедлительно воспользовался. Мощным апперкотом я свалил бывшего чемпиона на пол. Глаза его закатились, он был не в силах встать. Теперь я чемпион! Я чемпион города Нью Рено по боксу!!!
Когда меня, окровавленного, теряющего сознание уводили (а точнее уволакивали) со всеми почестями с ринга, придерживая с двух сторон, потому что идти самому не было сил, я увидел её. Нет, не так, я увидел ЕЁ.
Прекрасная блондинка лет тридцати, в дорогом вечернем платье, сидела на высоком стуле, закинув ногу на ногу. Я остановился и мои провожатые замерли рядом. Вокруг суетился улыбающийся златозубым ртом Чак, но я не обращал на него никакого внимания.
Она смотрела на меня, во взгляде её я прочитал любопытство и, как мне показалось, симпатию... Жалко только, что так не вовремя потерял сознание - силы, все таки, меня оставили.
Когда я пришел в себя, лежа на кровати все в той же комнате у Чака, первым, что я вспомнил - был её прелестный лик... А может я просто её себе придумал, витая в предобморочном бреду?
Жалко, что ты не можешь ответить, дорогой дневник...

23.04.2242 г.

Дорогой дневник, сегодня мне пришлось покинуть город, который я успел полюбить, не смотря на все его изъяны, на порок, которым он пропитан, которым приходится там дышать. Я успел привыкнуть к его гостеприимству, ведь свой авторитет в Нью Рено заработал сам, своими потом и кровью. Но кровь, в отличие от пота, надо проливать осторожно. Если уж ты идешь на убийство, то оно должно быть чем-то оправдано. И нельзя оставлять у себя за спиной врага, который будет мстить тебе до последнего, сделает возмездие смыслом своей жизни... Тем более, если враг - это не конкретный человек, а целое семейство, мафиозный клан...
Но давай по порядку. В Нью Рено существует четыре преступных группировки (или клана) - это семьи Мордино, Райты, Сальваторе и Бишопы, будь они прокляты.
Семьи, ясное дело, конфликтуют между собой, ведь интересы их постоянно пересекаются - наркотики, спиртное, азартные игры... и все, что преступной душе угодно.
Мне никакого дела не было ни до одной из семей, но волей случая я оказался в казино Бишопа...
"Эй, здоровяк", - крикнул мне Чак, когда я, сложив все свое добро в рюкзак, вышел из его каморки. - "Ты куда это собрался, чемп?"
"Чак, мне нужно идти", - ответил я не без сожаления. Я успел привязаться к этому хитрому малому. Но святой миссии еще никто не отменял, нужно было доставить Грутару голосовой модуль, который я успел приобрести у торговца.
"Так не пойдет, здоровяк!" - возмутился Чак и ткнул меня кривым маленьким пальцем в грудь. - "Ты должен проставиться!"
Я не понял, что значит это слово, но согласился. Не смотря на всю свою хитрость, рыжий коротышка не был подлым человеком и никакого подвоха я от него не ждал.
Оказалось, что "проставиться" означает напоить Чака, его друзей, кучу совершенно незнакомых шлюх и всех тех, кто захочет присоединиться к этой разношерстной компании. Своих спутников я снова отправил "развеяться", оставив, по уже сложившейся традиции, Кассиди за старшего.
Я смутно помню, как в пьяном угаре мы громили публичный дом (Чак рассудил, что за те деньжища, что мы там оставили, можно и побуянить), как орали похабные песни на улицах Нью Рено, как нам подпевали принятые в наши нестройные ряды халявщики, как дрались с пушерами... Так или иначе, в себя я пришел только в клубе-казино "Акула".
Сознание и способность трезво мыслить вернулись, когда я сидел за барной стойкой и мирно пил весьма экстравагантный напиток, который бармен называл "Кофе".
Голова постепенно превращалась из пустого чугунного котла обратно во вместилище мозга, язык перестал игнорировать мои попытки внятно разговаривать, а бармен закончил притворяться близнецами. Я скинул рюкзак, который продолжал носить с собой с самого начала пьянки, пересчитал деньги, ужаснулся тому, как можно было за двенадцать часов прокутить половину выигранных на боксерском ринге денег и собрался было вернуться к своим компаньонам, как вдруг увидел её...
Да-да, это была та прекрасная женщина из моего видения... То есть никакое это не видение, я действительно её видел. Она скользнула по мне насмешливым взглядом и подмигнула...
Я поставил на барную стойку чашку с горьким, но тонизирующем горячим напитком, и пошел за ней.
Глядя прелестнице вслед, я думал, как такая совершенная женщина могла оказаться в Нью Рено. Незнакомка тем временем поднялась по лестнице на следующий этаж и пропала из поля моего зрения.
Как ты уже, наверное, понял, я последовал за ней. У лестницы меня встретили двое охранников. Вид у них был, как у законченных головорезов, хуже, чем у рейдеров, что шастают по Пустоши и деловые костюмы их не очень-то красили.
"Куда прешь?", - прорычал один из них и упер в мою грудь широкую мозолистую ладонь.
"Лео, не гони...", - сказал второй, убирая руку товарища. - "Это ж наш новый чемпион по боксу. Я на нем столько выиграл, сколько ты за месяц не награбишь".
Лео присмотрелся по-внимательнее и тоже узнал меня.
"А, привет, чемп! Ты, наверное, к мистеру Бишопу?"
Я кивнул
"Ну такие бойцы всегда у нас в почете. Будем рады, если тебя примут в семью".
Я не особо задумывался над тем, что говорили эти двое, мои мысли были заняты Ей.
Когда поднимался по лестнице, боялся, что упустил её, что больше никогда не увижу этой красоты...
Она стояла у книжного шкафа, в комнате, напротив лестницы, брала в руки то одну книгу, то другую. Её светлые, чистые волосы отражали тусклый свет ламп. Она всячески делала вид, что не замечает меня, но я подошел.
"Здраствуйте, мисс...", - сказал я, проклиная себя за косноязычность. - "Меня зовут Нарг."
"Миссис", - бросила она через плечо.
"Эм... простите, что?" - тупо спросил я.
"Я говорю не мисс, а миссис. Миссис Бишоп... Я знаю вас... Точнее о вас весьма наслышана. Вы потрясающе выступали на боксерском ринге."
"Спасибо", - сказал я. Я ненавидел себя в этот момент. Какой же я дурак! Разве может такая красивая женщина быть свободной? Она так по-хозяйски вела себя в казино, только слепец бы не заметил... "Извините, миссис Бишоп".
"Называйте меня Лесли, Нарг. И вам не за что извиняться", - сказала она и улыбнулась так ослепительно, что у меня чуть не заслезились глаза.
"Может быть мы поднимемся ко мне и выпьем? Возможно тогда вы... ты станешь более общительным"....

Разговорчивее я не стал. Да мы вообще не разговаривали. Я хотел эту женщину. И не гормоны тому виной, не мужские инстинкты. Я хотел ее всю, хотел овладеть её телом, её разумом, её душой. И отдать всего себя, бросить свое сердце к её ногам и, умирая, прошептать из последних сил одно только имя - Лесли...
Не знаю сколько прошло времени, пока мы, слившись воедино, погружались в пучину страсти и наслаждения. Да и плевать мне было на время... На время, на Г.Э.К.К., на Грутара, на Хаккунина, на Арройо. Я нашел то, что нужно только мне...
Когда я проснулся, Лесли еще крепко спала. Теперь разум не был затуманен страстью. Но я четко знал, что как только я закончу свою миссию, то обязательно вернусь за этой женщиной.
Я поцеловал её в щеку и направился к выходу с третьего этажа... Она что-то там шептала во сне, называла моё имя, какие-то цифры, но я, не обращая на это внимания, вышел из комнаты.
Все не могло закончиться так же хорошо, как начиналось. У лестницы я столкнулся вооруженными людьми.
"Ого, да у нас тут влюбленный чемпион!", - истерично прокричал мужчина лет пятидесяти с покрытым шрамами лицом и глазами сумасшедшего. - "Малыш, а тебе никто не говорил, что трахать чужих жен - нехорошо? Я хочу чтобы ты знал: после того, как я перережу тебе глотку, я пойду, и трахну эту шлюху. А потом отдам её своим парням, после чего закопаю живьем на Голгофе!!!"
Не стоило ему этого говорить. Если бы его люди сразу открыли огонь, то у меня бы не было шанса... Я бросился обратно, за дверь, вытащил из рюкзака автоматический дробовик, выставив его в дверной проём и произвел три очереди. Раздался крик, полный боли, кто-то рухнул... Я услышал, как переворачивается бильярдный стол, раздаются команды (не Бишопом, его накрыло первой очередью). Разжевав две таблетки Баффаута, я рванулся к двери... Такого безумного поступка боевики Бишопа не ожидали, и не успели отреагировать должным образом - три короткие очереди, три изуродованных тела...
Я прошел весь второй этаж, методично расстреливая бойцов клана. Сказывалось действие Баффаута - пульсирующая в венах кровь выбивала зловещий ритм: "Убей, убей, убей..." А тело выполняло заученные движения - выстрелил, ушел в укрытие, откатился, сменил позицию, снова выстрелил.
В казино, на первом этаже, я бросил в зал одну за другой две гранаты, после чего добил раненных (причем не особо задумываясь над тем, посетитель ли это или же боец мафии). Я убил всех, кто хоть как-то обозначил агрессию. Только что не стрелял в спины убегающих...

Как только я добрался до своих спутников, которые о чем-то толковали с сутенером, мы сразу же спешно покинули пределы города... Теперь Лесли ничего не угрожает - ни осталось ни одного живого свидетеля, никому не известна причина, почему псих-дикарь устроил резню в доме Бишопов...
Вот так, мой молчаливый друг, я оставил надежду снова увидеть ту, ради которой был готов бросить своих соплеменников, свою святую миссию.
Уже уходя из города, я повернулся к гигантскому приветственному билборду. "Самый большой маленький город на Земле". Вопреки здравому смыслу я решил вернуться, решил забрать Лесли, хотя знал, что боевики семейства наверняка уже слетелись со всего города и опрашивают тех, кто хоть что-то знают о ненормальном, перебившим все ближайшее окружение Бишопа, да и самого босса. Я понимал, что теперь они будут готовы дать отпор, так что об эффекте неожиданности стоило забыть. Но в эту секунду мне было плевать на все, кроме нее.
Я сделал шаг... но не к городу, а от него. Меня снова вела чья-то нерушимая воля. Воля, которой я так и не научился противостоять.

01.05.2242 г.
Дорогой дневник... Сегодня мы проводили в последний путь нашего товарища, компаньона, спутника. И пусть он так и не успел стать мне другом, но я был к нему привязан, ведь не раз приходилось сражаться бок о бок, прикрывать друг друга, рискуя собственной жизнью...
Нас настигли, когда мы прошли только половину пути, на спуске в ущелье. Тропа между скалами была широкой, но желтый камень давил с обеих сторон. Казалось, что вековые стены только и ждут момента, чтобы сомкнуться и унести жизни четырех ничтожных букашек, посмевших нарушить их покой.
Сулик, неизменный в своей манере сообщать даже важные новости с невозмутимым видом, сказал: "мы и я чувствуем, что за нами следят". Да и у меня самого было нехорошее предчувствие, а уж неестественно развитой интуиции Сулика мы давно научились доверять, так что я сказал товарищам, чтобы укрылись за огромным валунами, показавшимися мне отличным укрытием.
Пока мои спутники занимали оборонительную позицию за огромным валуном, я повернулся назад, чтобы посмотреть, действительно ли чей-то взгляд колит мне спину или же это разгулявшееся воображение сыграло со мной злую шутку...
Над головой засвистело - смертоносный свинец, роем разъяренных ос наполнив, заполнив, казалось, все вокруг, выбил каменную крошку у моих ног и стал рикошетить по замысловатой траектории.
Я растерялся - метнулся к укрытию, но не туда, где засели Сулик, Вик и Кассиди, а к камню, раза в три меньше. Он находился чуть ближе и особого выбора у меня не было - в любую секунду везение мое могло закончиться. Я не имел возможности ответного огня, тогда как спутники, укрывшиеся за валуном, который надежно закрывал их, поочередно отстреливались.
Ситуация осложнялась тем, что мое укрытие было всего лишь большим куском прессованного известняка, который грозил развалиться под мощным огнем автоматического оружия боевиков семейства Бишопов (а сомнения в том, что это были именно они не было - ведь эта преступная организация была многочисленна, её резидентов можно было найти в любом городе, и месть с их была лишь делом времени), которые быстро сообразили, что долго мне не продержаться.
До валуна, за которым засели мои спутники, было не меньше семи шагов...
Воспользовавшись короткой паузой (я решил, что дружный, слаженный обстрел моего убогого укрытия израсходовал магазины всех нападавших, увлекшихся травлей, и рискнул), я выскочил из-за камня, который уже изрядно измельчал под градом пуль, и бросился к товарищам.
Сверху сразу же застучал автомат - видимо боевики оставили одного стрелка для страховки. Две пули разбили грудные пластины брони, но не нанесли серьезных повреждений, застряв в прочной кевларовой подкладке, одна врезалась в правый бицепс, развернула меня и опрокинула на землю, лицом вниз. В эту секунду я потерял надежду. К чему ползти, зачем брыкаться, когда боль нельзя преодалеть, когда судьба, не спрашивая твоего мнения, играет тобой так, как ей захочется?
Пока чьи-то заботливые руки тянули обездвиженное тело в укрытие, в спинной щит брони я получил еще несколько пуль и уже поверил в то, что я умер.
Пришел в себя, только после того, как Кассиди вколол мне два супер-стимпака. В глазах взрывались огненные круги, слух вернулся в компании с ритмичным грохотом штурмовой винтовки Сулика и одиночных выстрелов Кассиди и Вика. Как я был рад ощутить себя живым - пусть ранен, пусть положение безвыходное, но возможность мыслить, сопротивляться, идти наперекор смерчу-судьбе лучше, чем затихнуть навсегда. В этот момент я понял, что умереть никогда не поздно, так что надо ловить момент и жить, пока есть такая возможность.
Кровотечение остановилось, но раненная рука слушаться отказывалась, боец из меня был в тот момент никакой. Я посмотрел на друзей, которые все еще отстреливались, в их глазах безумно пульсировали зрачки - следствие принятия боевых стимуляторов. Они перебрасывались между собой короткими фразами и выглядели жутко: их лица выражали то хладнокровную отрешенность, то безумство ненависти, то охотничий азарт. У нас не было шанса, но принимать смерть просто так никто не хотел.
Дальше произошло то, что и должно было произойти. Не понятно только, почему бандиты не сразу на это решились - может быть надеялись взять кого-то живьем, но после того, как Кассиди снайперски-точным выстрелом убил одного из нападавших, видимо, решили оставить эту затею.
"Граната!!!", - жутко закричал Кассиди и все упали на землю... Нет, не все - Вик, вдруг, выскочил из укрытия, подхватил нашу погибель и, что было сил, бросил её обратно... Сверху тут же застучали автоматы. Я смотрел как завороженный, не в силах оторваться, как в человека, который, не секунды не раздумывая, бросился спасать нас от неминуемой смерти, смертоносный свинец выбивает куски плоти, фрагменты брони и кроваво-костяную пыль.
А ведь граната так и не взорвалось... Видимо слишком долго пролежала на каком-то древнем военном складе.
Умирающий Вик повернул к нам голову. Стрельба сверху прекратилась, видимо противник был сбит с толку не взорвавшейся гранатой. Воспользовавшись секундной паузой, я схватил уцелевшей рукой тело товарища и втянул в укрытие. Вик закрыл глаза, когда я положил его голову себе на колени...
Сверху донеслись крики и беспорядочная стрельба - видимо на боевиков семейства напал отряд рейдеров, зайдя им за спину, которые позарились на отличное оружие. Завязалась ожесточенная перестрелка и мы, воспользовавшись возникшей сумятицей и подхватив бездыханное тело Вика, быстро спустились вниз по ущелью и вышли из-под свода древних стен... По нам пытались стрелять сверху, но как-то вяло. В тот момент у бандитов были другие заботы...
На выходе из ущелья мы немного задержались. Кассиди оставил сюрприз для преследователей - установил растяжку и две противопехотные мины, которые когда-то отказался продавать, мотивируя это тем, что "Вот увидишь, обязательно пригодятся"...
Когда ушли на безопасное расстояние и устроились на возвышенности, мы увидели, как несколько боевиков выходят из ущелья... Первый аккуратненько поднял ногу над натянутой проволокой растяжки... и наступил точнехонько на противопехотную мину, присыпанную песком.
Вспышка, мощный взрыв и четверо боевиков, уцелевших после стычки с рейдерами оказались навечно погребены под обломками горной породы.

Мы похоронили Вика как воина - не стали брать его охотничью винтовку, к которой он приладил оптический прицел, не стали снимать искореженную броню... В одной из древних книг я прочитал, что у некоторых народов, воителей хоронили именно так - при вооружении, в броне...
Вик был достоин того, чтобы быть погребенным именно так, ведь он, не смотря на возраст, не смотря на избыточный вес (который, за время наших странствий, поубавился изрядно), несмотря мягкость характера, был настоящим воином. И хорошим товарищем. И пусть он не успел стать мне другом при жизни, я буду называть его именно так, после его смерти...
Мы еще долго стояли у сложенного из обломков породы курганом, слушая голос Сулика, который затянул печальную траурную песню. Когда он закончил, я положил руку ему на плечо, но он, неожиданно, сбросил её и посмотрел на меня с такой ненавистью, что я, даже, отступил на шаг. Как думаешь, мой молчаливый друг, заслужил я это?

03.05.2242 г.
Дорогой дневник,сегодняшний день изменил мою жизнь...сегодня моя жизнь перевернулась...сегодня я получил право на жизнь. На настоящую, свою собственную жизнь. Мне предоставили право на свободу действий, вернули волю. А может быть не вернули, а подарили, то есть её раньше у меня её, просто, не было.
Прошлой ночью, когда накаченный стимуляторами и лекарствами организм требовал свою порцию регенеративного сна (это моё личное определение, нравится?), когда я, укутавшись в колючее, засаленное одеяло, улегся у костра, подстелив под спину драную кожанку Сулика и положив под голову рюкзак, ко мне подошел Кассиди и присел на корточки рядом. Он кинул в огонь несколько сухих веток, полюбовался танцем языков пламени, а потом задал мне странный вопрос: "Чего ты хочешь, Нарг?".
"Спать..", - ответил я и прикрыл глаза. По телу начало разливаться тепло, не хотелось не то что разговаривать, даже думать.
"Нет, Нарг, чего ты хочешь вообще? Не мы, не твое племя, не люди, которым тебе только предстоит помочь. Чего хочешь ты, Нарг?".
Я открыл глаза. Кассиди смотрел на меня странным, отсутствующим взглядом. Вдруг, его зрачки дрогнули и раздвоились, начали пульсировать, кружить по радужке, снова собираться воедино. Радужка же меняла цвета - Кассиди смотрел на меня то желтыми глазами гуля, то голубыми, наивными зеркалами души Вика, то снова своими.
"Я хочу чтобы все это закончилось", - прошептал я. Страх начинал бороться со слабостью, к конечностям начинала приливать кровь, пелена сонливости постепенно спадала с глаз. Но Кассиди, или тот, кто хотел им казаться, продолжал спокойно сидеть и смотреть на меня своими странными глазами, где завораживающе красиво танцевали атомы зрачков в свете отблесков костра, на фоне меняющей цвета радужки. Я решил не паниковать.
"Что всё? Ты хочешь, чтобы закончилась твоя жизнь? Или, быть может, ты просто хочешь оставить свою святую миссию, свой путь..."
"Нет. Я не оставлю своих соплеменников, которым необходимо, чтобы я нашел священный Г. Э. К. К. Если не Избранный, то кто это сделает?", - сказал я, приподнявшись на локтях. В тот момент я думал о том, зачем эти странные разговоры? К чему это странному ночному гостю, в мирные намерения которого я уже уверовал (хотя, на всякий случай, под одеялом я сжимал здоровой рукой рефленую рукоять Пустынного Орла - пусть, так спокойнее).
"А если бы ты мог передать свой долг другому, тому, кто в силах отыскать Г. Э. К. К. и передать его твоему племени, ты бы отступился?"
"Да... я бы не раздумывал", - сказал я и закрыл глаза.
"Да будет так, Избранный...", - прошептал голос в моей голове.
"Нет!!!", - я вскочил, сбросил с себя одеяло и стал водить стволом пистолета из стороны в сторону, - "Нет!!!"
"Что нет?", - спросил Кассиди с таким невозмутимым видом, что я опустил руку с оружием и сказал: "Я не откажусь от своего пути!"
"Нарг, ляг поспи... Тебе надо восстановить силы", - сказал он все таким же спокойным голосом, в его глазах не было ничего нечеловеческого, это был все тот же боевой товарищ, рациональный и спокойный...

Когда я проснулся, полуденное солнце уже вовсю раскаляло Пустошь. Я сбросил одеяло, потянулся и, не без радости, заметил, что раненая рука меня больше не беспокоит.
"Сулик, Кассиди - почему меня никто не разбудил?", - крикнул я, оглядываясь в поиске друзей. Мне никто не ответил...
Я вскочил, будто ужаленный, стал кричать, звать своих спутников. Несмотря на то, что следы, оставленные ими, я заметил сразу, мой разум отказывался верить в то, что они бросили меня, спящего, по среди Пустоши, которая просто кишит разного вида плотоядными тварями.
Спешно собравшись, я отправился по их следам, которые, кстати, тянулись в том же направлении, которого мы придерживались ранее - к тринадцатому убежищу.
Спустя нескольких часов преследования (пришлось пробежать значительное расстояние, ведь мои спутники ушли раньше), я взобрался на холм и увидел три фигуры, неспешно бредущие впереди.
Я крикнул, что было сил, и идущие обернулись. Размахивая руками и крича "Эй!" я сбежал с холма, на бегу придумывая самую гневную речь, на которую был способен, вспоминая самые грязные ругательства траперов и решая, не скосить ли предателей одной длинной очередью из дробовика.
А ведь я, даже, не обратил внимания на то, что путников было трое...
Когда я увидел лица людей, которых преследовал несколько часов, из-за которых мне пришлось пробежать такой длинный путь, отдыхая лишь в короткие моменты, когда переходил на шаг и восстанавливал дыхание, у меня, в буквальном смысле, подкосились ноги. Нет, я не упал, но был к этому близок (не сочти это за слабость, ведь то, что я увидел могло выбить почву из-под ног даже у человека, который видел все на свете).
На меня удивленно смотрели три пары глаз. Сулик почесывал в затылке и шмыгал носом... Кассиди не навел на меня ружье, но взял его поудобнее... Избранный стоял спокойно, во взгляде его читался интерес.
"Чего ты так кричишь, путник?", - спросил мой двойник моим же голосом, когда я подошел к нему на расстоянии вытянутой руки.
"Эм... да так, поторговать хотел", - сказал я, не придумав ничего лучше.
"А, ну это дело полезное! Давай, показывай, что там у тебя", - сказал он и стал развязывать такой же как у меня рюкзак.
"Ты глянь, такое ощущение, что мы затаривались в одном и том же магазине", - сказал Лже-я и засмеялся. О, Предки, такой же голос, такая же простая манера разговора с незнакомцами, шутит так же тупо, как пошутил бы на его месте я.
Двойник обменял упаковку патронов двенадцатого калибра на два стимулятора, попрощался и сказал, что ему и его спутникам (меня аж передернуло от этих слов) нужно идти.
"А как зовут тебя, незнакомец", спросил я, когда Лже-я уже повернулся спиной.
"Не знаю, зачем тебе мое имя, но мне его скрывать незачем. Избранный. Меня зовут Избранный", - сказал он, гордо выпятив грудь, подняв голову и немного выпятив нижнюю челюсть. О, Предки, неужели я выглядел таким же идиотом?
"А имя? Это же прозвище.. или нет, это скорее статус", - спросил я.
"У меня нет имени. Я отказался от него вчера... Моя судьба, мой путь - это моя жизнь. Я Избранный - имя мне ни к чему. Если честно, я даже не могу его вспомнить..."
"А меня зовут Нарг!", - сказал я, ожидая недоумения, какой-то бурной реакции. Раз уж человек, точной копией которого ты являешься, не обращает на этот факт ровным счетом никакого внимание, то, может, пора внести хоть какую-то ясность в происходящее...
"О, да я тебя, вроде, знаю!", - сказал Избранный, ничуть не смутившись. В тот момент я подумал, что наглости ему не занимать. Но следующей фразой он снова меня удивил: "Ты, случайно, не сын Сииллы?"
"Да", - сказал я растерянно. Происходящее уже давно переросло из разряда удивительно в разряд ненормального.
"Так ты земляк! Рад увидеть знакомое лицо!", - радостно ответил Избранный и полез обниматься. - "Извини, что не могу с тобой поболтать, дружище, но скоро я вернусь в Арройо с Г. Э. К. К.! Я нашел его, теперь осталось только забрать! Ты давно не был в Арройо?"
"Да столько же, сколько и ты...", - сказал я. Мир рушился на моих глазах, а грохотом разламывающейся земли под ногами был мой собственный голос.
"Ох, значит долго. В любом случае, возвращайся. Скоро у нас будет свой, настоящий город!"

Когда я, сидя на рюкзаке, смотрел вслед бодро шагающей троице, один из путников отделился от нее и быстро пошел назад. Я узнал в приближающемся человеке Кассиди.
"Слушай, путник, я совсем забыл попросить тебя подписать мне вот это...", - Кассиди достал из подсумка огрызок карандаша и буклетик клуба "Джунгли".
"Я видел несколько твоих боев и хотел бы, чтобы ты оставил мне на память свою роспись. В Нью Рено нам теперь путь заказан... Странно, что ты не там. Тебя-то что заставило покинуть город, в котором тебя так любят?", - сказал он и зрачки в его глазах вздрогнули, немного растянулись, приняв овальную форму, но так и не раздвоившись вернулись в нормально состояние.
"Я и сам не знаю...", - сказал я и подписал буклет.

Сейчас я иду назад, в Нью Рено, в город, "в котором меня так любят". В город, где меня узнает Лесли... В город, в котором мне позволили начать свою собственную игру... А святую миссию продолжит другой, но уж он-то доведет её до конца. Ведь он Избранный! А - я Нарг из Арройо...

#2 john_woo

    Пользователь

  • Пользователи
  • PipPip
  • 13 сообщений
  • 0 спасибо

Отправлено 09 Ноябрь 2011 - 08:19

Жду ваших отзывов и комментариев




Ответить



  


Количество пользователей, читающих эту тему: 2

0 пользователей, 2 гостей, 0 скрытых пользователей

 

IP.Board Style© Fisana