Перейти к содержимому


1

Терминатор. Возрождение. Фанфик по известной вселенной, повествующий об участи РФ.


Сообщений в теме: 12

#1 Fall762

    Продвинутый пользователь

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • 52 сообщений
  • 2 спасибо

Отправлено 15 Июнь 2010 - 15:04

Хочешь жить умей крутиться,
Но крутиться так, чтобы не ошибиться.
Хочешь жить умей вертеться,
Но вертеться так, чтобы не получить пулю в сердце.
(Василий «Баста» Вакуленко)




Глава 1.

1
Ночь. Тьма. Холод. Сырость. Город. Большая часть его пуста. Окраины изредка содрогаются от пробирающего до костей собачьего воя. Время от времени моросит дождь. Полуразрушенные здания пристально наблюдают пустыми глазницами окон за руинами улиц. Тишина давит на уши. Звук упавшего камня разносится на сотни метров вокруг. В воздух взмывают стаи черных ворон. Раньше в городе жили люди, и вопреки всем ударам судьбы они и сейчас продолжают здесь жить…
В глубине распотрошенного дома, по закопченным, вспухшим от влаги стенам старой трехкомнатной квартиры скачут отблески костра. С улицы его не увидишь, кострище благоразумно сложено в коридоре, окна в комнатах закрыты фанерой. Дверь на всякий случай подперта ржавым каркасом простой металлической кровати. С высоты шестого этажа днем видно довольно далеко. Благо проспект, вытянувшийся параллельно дому, позволяет. Ночью же, не видно ни черта. Эта квартира, наряду с несколькими другими, обеспечивала некий мобильный, отвлекающий от настоящих укрепленных ячеек с куда более умелыми и внимательными дозорными, наблюдательный пункт. В смене длящейся сутки, по правилам должно было присутствовать два человека. Дежурили на таких НП женщины, подростки, адекватные старики и в среднем коротали здесь время раз в месяц.
Вот и этой ночью, сидя около костра, греет в желтой алюминиевой кружке овощной суп пожилой мужчина. Расположился он на кожаном кресле, явно срезанном не с дешевого автомобиля. Аромат бульона еле заметно наполняет помещение. Зовут, его Егорыч. Или просто Дед.
- Не маячь, сядь, перекусим, - разомлевший Егорыч повторил эту фразу, уже, наверное, пятый раз за полчаса.
Поесть, это конечно хорошо, но когда нет настроения, кусок в горло не лезет. Завтра днем приходил долгожданный караван. Дюжина фур с востока, груженые не только высококачественным армейским снаряжением, продовольствием, различным оборудованием и запчастями, чертежами и схемами, но и, как выражался один из торгашей на местном рынке «хитом сезона» - переработанными наладонниками из бывшего Китая. Прошлая пробная партия разошлась почти мгновенно, поэтому никто не сомневался, что в этот раз караванщики захватят несколько ящиков этих полезных в хозяйстве устройств. На местном рынке многие желая получить мощный компьютер помещающийся в ладони, первыми, оформили предзаказ, некоторые с предоплатой. Никто не мог понять, как китайцы смогли восстановить разрушенные производственные линии. От ЭМИ излучения выгорела вся электроника, погибло большинство инженеров, утратились данные необходимые для проектирования. Но меньше чем за год, ценой невероятных усилий и чего уж там таить людских жизней, удалось наладить конвейер и собрать первую партию. Результат того стоил. КПК неплохо окупались, многие функции наподобие сотовой связи, новоиспеченные инженеры ликвидировали. Другие, однако, наоборот добавили. Например, улучшенные навигационные возможности. Спутники GPS к удивлению многих еще работали. В комплекте шло специальное устройство для ручной подзарядки. Приходилось, правда, по несколько часов кряду до изнеможения вращать ручку, но ради пяти часов работы такого устройства, можно было и потрудиться. Помимо карт России и прилегающих стран, спецы-перекупщики из Новосибирска загружали на каждый экземпляр уйму полезной информации: справочники по механике, медицине, партизанскому делу, выживанию в различных условиях, даже анекдоты и музыку если оставалось место.
Никто из общины не согласился подменить меня завтра днем на дежурстве, даже за обещание отдежурить взамен два раза. Их можно было понять, мужчины вынуждены пахать в три погибели ради семьи, ради своих любимых отпрысков. Женщины сидели с детьми, родными и приставленными администрацией сиротами в возрасте до четырнадцати лет. За опекунство хоть и полагалось небольшое вознаграждение и льготы в выдаче пайков, но все-таки это был адский труд.
- Егорыч, ты вот, разве не хочешь на базар попасть? Торгаши наши ведь, все сливки снимут, да и с мужиками из конвоя потереть о том, о сем хочется. Эх, что интересно за горами творится?
- Они что, по-твоему, на день приехали? Пока с Хозяевами в баньку сходят, девок потискают, за столом пообщаются, наконец, к согласию по оплате придут, минимум три дня пройдет. Да и весь товар торгаши не осилят скупить. Хотя… - старик призадумался, - тебе то, малолетке, какие нахрен сливки? Че богатый шоль? Ну ты сказанул «потереть»! - старик аж поперхнулся от смеха, - с тобой «тереть» разве что тараканы и гнус с фур будут.
- У меня ведь даже ствола нет, - пропускаю обидные, но, по сути, правильные мысли Егорыча мимо ушей, - ружьишком бы разжиться, эх, жаль даже «Укорот» не потяну.
- Малец, а ты на какие средства ствол приобретать вздумал? А ну, колись где взял, - отчаянно дуя на кипящий суп, напирал дед.
- Не твое дело. Где взял, там уже нет, - хотя внатуре раскатал я губу, на хавчик дай Бог чтобы хватило. - Ладно, успокоил ты меня, давай пожрем твою баланду и спать.
Раскрыв выцветший рюкзак, и немного в нем покопавшись, Паша извлек на свет божий, точнее на полумрак, оранжевую пластиковую емкость с сушеной рыбой. В реках окружавших город она водилась в избытке и поэтому была довольно дешева. Вслед за рыбой из рюкзака показалась двухлитровая бутылка с чистой водой и баночка со смесью трав, заменявших чай.
Поужинав супом и рыбой, залив все это чаем, незаметно погружаюсь в дрему, сморенный горячим ужином и костром.
- Ты лягай, сынок, я посижу, - ласково пробормотал сквозь пелену сна дед.
2
Сон. Странное чувство. Ты думаешь, что это реальность, при этом осознавая, что это всего лишь сон. Невероятно, но факт. Два противоположных факта сливаются в голове в одно целое. Перед глазами появляется вся картина происходящего в виде определенных картинок, мозг воспринимает кусочки мозаики, как нечто само собой полагающееся. Но, как ни удивительно, ты не помнишь, что происходило секунду назад. Сознание скачет из одного мира в другой. При пробуждении, мы почти сразу переключаемся на действительность. Отрывки воспоминаний лишь изредка посещают нас спустя недели, месяцы, годы…
3
- Проснись! Паша! Да встань ты, наконец, - крепкая рука Егорыча трясла мое плечо, пытаясь разбудить.
Холодный пот покрывает все тело липкой, противной пленкой. Мысли странно разбегаются. Чувство страха и растерянности не покидает тело. Мокрая одежда в сочетании с ночной прохладой дают на редкость неприятные ощущения. Захотелось умыться горячей водичкой.
- Да у тебя зуб на зуб не попадает, - Егорыч подкинул дров в почти прогоревший костер.
- Тебе, видать, кошмар приснился. Дергался, бормотал всякую чушь, - улыбнулся дед, обнажая не характерные для этого времени и своего возраста, красивые белые зубы.
- Времени сколько? - медленно прихожу в себя, подымаясь с дырявого матраса набитого сухой травой.
- Пять тридцать ровно. Чай будешь или еще поваляешься?
Светало. На улице молочной пеленой висел туман. Еще немного и изо рта валил бы пар. Середина июля, а холодно как в сентябре. Грех жаловаться, прошлое лето даже летом назвать было сложно. Днем дождь, ночью заморозки. И ветер. Ветер сбивающий с ног, ломающий деревья, срывающий крыши с домов, губящий и без того скудный урожай.
Алюминиевая кружка с кипятком и травяным чаем приятно обжигает руки и язык. Дед грыз черствый сухарь, внимательно осматривая улицу.
Солнце едва касалось первых этажей здания. Яркие лучи пробивались сквозь городскую застройку, стремясь хоть немного порадовать сонных жителей.
Начинался новый трудовой день. Женщины, мужчины, дети, все в равной мере выполняли свои обязанности. Ни рыбаки на озерах, ни рабочие на полях, ни строительные бригады не роптали по поводу двенадцатичасового рабочего дня. Люди понимали - не работаешь, значит не ешь. Не ешь больше недели, умираешь в муках. Арифметика проста, как дважды два.
4
В четыре часа дня по местному времени с северного блокпоста, охраняющего въезд в город, поступило сообщение о приближении автоколонны. Вереница фур и легкой бронетехники опознала себя по радиосвязи. Долгожданный торговый караван прибыл.
- Погляди, Егорыч, едут родненькие! - казенный бинокль выхватывает ползущую по дороге технику. Разглядывание окрестностей в этот нехитрый прибор стало моим любимым времяпрепровождением. Старенький бинокль, наряду с тяжеленной рацией и двумя облезлыми АК-74 с боекомплектом выдавалось дежурящим строго под расписку. Дорогие вещи по местным меркам.
Колонна растянулась на значительное расстояние. Во главе её медленно двигался дозорный БТР-80 в сером городском камуфляже Внутренних Войск, на броне темными пятнами виднелись напряженные силуэты с оружием. На расстоянии в полкилометра от него, осторожно ползли два точно таких же БТР-80 и один БРДМ-2 с ПТУР на башне, прикрывая двенадцать тяжелогруженых длинномерных фур с Камазами и Уралами в роли седельных тягачей. Машины подверглись существенной модернизации. Кабины, баки увеличенного объема и частично колеса красовались навесной противопульной защитой. Лобовое стекло, видимо тоже пуленепробиваемое, прикрывалось специальными створками с небольшими амбразурами. На крышах установлены пулеметы Калашникова, прикрываемые с бортов небольшими броневыми экранами. На двух Уралах мастера благоразумно установили бульдозерные отвалы, для разгребания завалов и сталкивания различного мусора с дороги. В середине колоны угрожающе ощетинились два ствола ЗУ23-2 в кузове бронированного Урала. Замыкающими выступали три БТР-80 в лесном камуфляже, Камаз - КШМ и по совместительству техничка с мощной лебедкой, складом запасных частей и радиостанцией, БРДМ-2 и довольно грозно выглядящий Урал с прицепом-цистерной для дизельного топлива. На правом цистерны изрыгал пламя нарисованный во всю длину древний огнедышащий дракон. Страшно представить, сколько топлива сжигали эти монстры за день.
Спустя некоторое время машины скрылись за домами. Дорога к рынку и складам виляла между девятиэтажными домами и различными строениями, во многих местах грамотно перекрываемая бетонными блоками. Строго говоря, в город вела одна крупная, точнее сказать некогда крупная автомагистраль, проходившая по окраине города. Шоссе федерального значения. Так оно официально именовалось в прошлом.
Мы с Егорычем немедленно перебрались в комнату у противоположной стены здания и прильнули к небольшим щелям у заколоченного окна. Дед отряхнул простые камуфляжные штаны и достал пачку папирос из расстегнутого черного пуховика. Противно скривившись, кошусь на деда. Увидев мое недовольство, старается дымить аккуратно в форточку. В отличие от своих сверстников на дух не переношу табачный дым.
Навстречу колонне, мимо наблюдательного пункта, резво пронеслась зеленая Нива военной администрации города. Пулемет Калашникова на самодельной турели, в знак дружелюбия разряжен и одет в брезентовый чехол, предотвращающий его коррозию. На самом деле город готовился к приезду гостей несколько недель. Расставлялись «секреты», на крышах домов появилось пару новых драгоценных АГСов и крупнокалиберных пулеметов, снайпера и гранатометчики оборудовали позиции по всему маршруту передвижения колонны в городе, часть дороги грамотно заминировали саперы. Никто не давал гарантий, что в фурах находятся товары, а не несколько рот до зубов вооруженных головорезов с тяжелым вооружением. Впрочем приезжие тоже не питали иллюзий по поводу их встречи с распростертыми объятиями. Гарантиями безопасности и взаимовыгодной торговли выступали ударные вертолеты и ракетно-ствольная артиллерия, готовые выдвинуться в данный район и гарантированно сравнять с землей населенную часть города…
Нива и техника торговцев появились из-за обшарпанного здания библиотеки к тому моменту, как Егорыч закончил курить, а я совсем извелся от нетерпения. Если встреча пройдет гладко, через пару дней люди смогут повеселиться и выбрать товар по душе, будь то безделушки и украшения для женщин и детей или оружие и снаряжение для мужчин. У города редко бывали по-настоящему счастливые дни. Его жители старались ценить каждый светлый момент, жаль, что их было так мало.
На броне бронетехники и за пулеметами фур расположились явно не гражданские лица. Шикарные бронежилеты и разгрузки, цифровой камуфляж, современные каски, дорогущие армейские ботинки, наколенники и налокотники, лица скрыты капюшонами и платками, в руках свеженькие АК-74М в новейших «обвесах», часть бойцов умело обхватили массивные ПКМы, все говорило об обеспеченности и подготовленности бойцов к многонедельным рейдам. Местным курсантам двух военных училищ и персоналу некоторых других военизированных учреждений оставалось только завидовать. В ходу были заштопанные «горки», армейские сапоги и ботинки, покоцанные бронежилеты с пластинами лишь у каждого третьего, АКМы, «Ксюхи» и семдесятчетвертые «весла» с консервационного хранения. СВДэхи, пулеметы и гранатометы были в некотором дефиците.
Рыча дизелями, техника медленно проследовала к рыночной площади.
- Ихняя ЗУшка дом насквозь прошить может, - усмехнулся дед, - или «коробочку» за пару километров разобрать на запчасти.
- ЗУшка это что? Вон те два огромных пулемета с сиденьем?
- Не пулеметы это, а зенитная установка калибра 23мм сдвоенная. Считай мини-пушка. Под обстрел такой штукенции попадешь, можешь сразу белой простынкой накрываться и медленно ползти на кладбище.
Не обращая внимания на шуточки Егорыча, заворожено гляжу в сторону торговцев. Все бы все отдал, чтобы быть такими как они. Настоящими отважными бойцами, не боящимися ни Бога, ни черта.
5
Дневная духота быстро сменилась вечерней прохладой. Смена прошла без происшествий, собаки, правда, докучали, видимо почуяли запах еды и костра. Дикие совсем стали. К человеку близко не подходят, боятся что подстрелят. Бегают в поле зрения, выискивая крыс и мышей в руинах. Впрочем, сунься к ним один, порвут в клочья. Это уже не те милые домашние песики. Это матерые волки, готовые броситься на тебя при первом признаке страха или неуверенности.
Закинув потрепанный рюкзак за спину, и закрыв железную дверь на висячий замок, быстро выхожу из грязного подъезда. Город выделил небольшую двухкомнатную квартиру в старом доме. Первое, что я сделал, так это попытался хоть немного утеплить жилое помещение. Фанерой и тряпьем наглухо закрыл разбитые окна. С огромным трудом убрал весь мусор, отставшие обои и штукатурку. Ножовкой по металлу срезал батареи и заложил часть стен кирпичом, с огромным трудом притащенным с пригородных развалин. Последние сбережения пошли на постройку буржуйки. Слава Богу крыша не течет. После проведенных манипуляций, температура в комнатах повысилась до оптимальных значений, пригодных для зимовки. Огромное пуховое одеяло, побольше дров, молитва перед сном и можно не бояться околеть ночью от холода.
Район города, в котором находился дом, в основном населяли хронические алкоголики, спившиеся инвалиды, наркоманы и просто отчаявшиеся люди неизвестно как выживавшие уже несколько лет. Их основным источником маломальского дохода являлось собирательство и торговля различной мелочевкой на рынке. Даром, что все средства, вырученные с продажи грибов, рыбы и ягод непременно пропивались. В соседнем доме вполне приличная семья пекла хлеб и делала картофельные лепешки. На стене под зарешеченным окном первого этажа краснела крупная надпись: «Горячий хлеб, патроны либо сигареты». Каждое утро запах свежей выпечки разносился по микрорайону, заставляя нищих пускать слюни, и меня, кстати, тоже.
В приподнятом настроении дорога до рыночной площади заняла не более часа. Когда-то это место было обычной средней школой с небольшим живописным парком. Удачно расположенное место после войны превратилось в организованный торжок, со своим хозяином, охраной, порядками и правилами. Здание, состоящее из трех четырехэтажных корпусов, изрядно укрепили: заложили многие окна, усилили стены, построили печи для отопления. На крыше разместились укрепленные точки с одним ДШК и тремя старенькими ПК. Подвалы переоборудовали под склады. По периметру на высоких укрепленных вышках дежурили стрелки, для сохранности имущества торгующих, так сказать. Аренда торгового места обходилась в одну пятеру за сутки, либо три за неделю.
Вереница машин расположилась на огороженной асфальтовой площадке под присмотром охраны. Прибывших торговцев не было видно. В бане, наверное, или за столом расположились. Торговые ряды, несмотря на позднее время, все еще были полны народа. При входе двое крепких парней собирали оружие у входящих, аккуратно складывая его в ящики и выдавая железные номерки. Окинув меня презрительным взглядом, пропускают без проверки. Раньше, козлы, думали, будто я крыса, проверяли чуть не до трусов. Самые востребованные товары располагались недалеко от входа. Табак и алкоголь, оружие, продовольствие, обувь, обмен патронов, все, на чем держится послевоенная экономика. Ближе к концу рынка торговали книгами, дровами, различными рыболовными и охотничьими принадлежностями, дешевой самодельной одеждой. Гул и шум разносился на весь микрорайон. Многие выкрикивают импровизированные частушки и призывы заходить именно в их отдел. Посреди площади на деревянном постаменте закованы в кандалы трое грязных, тощих людей. Воры и мошенники. Разговор с ними в этих местах короткий.
6
Местное кафе пользовалось бешеной популярностью - за сущие копейки можно было наесться до отвала. По принятой на Руси традиции заправлял данным заведением уроженец Кавказа - пятидесятидевятилетний Аслан Муратович, по совместительству главный шеф-повар. Он отличался редким в этих краях неподдельным радушием и дружелюбием. К каждому посетителю, этот всесторонне развитый человек находил свой подход. Не гнушался откушать вместе с гостем. Аслан неплохо платил за дорогие спиртные напитки и сигареты, найденные на развалинах.
Неспешно прохожу в дальний плохо освещенный угол. Добротный деревянный стол и лавки оказались свободны, хотя в одноэтажном здании было довольно многолюдно. Официант, точнее миловидная официантка не заставила себя долго ждать.
- Чай, пожалуйста.
- Будет сделано, - усталая девушка не улыбнулась, улыбаются тем у кого есть чаевые.
У стойки бара промелькнул Аслан, держа в руке поднос с блюдами. В противоположном конце кафе вальяжно расположились двое бородатых мужчин, что-то негромко обсуждавших. Один из них лениво жестикулировал руками, изображая нечто вроде огромного пса. Недалеко от них яростно обгладывал куриную кость высокий плотный белобрысый детина с дорогим АПС в черной нагрудной кобуре. Поодаль от него шумела большая компания мужчин в разномастной экипировке. Самыми дисциплинированными оказались ребята из городской поисковой группы, скромно попивающие пиво возле входа. Впрочем, они могли позволить себе заказать ящик шампанского или водки - недельный рейд закончился удачно, поисковики сторговались с двумя удаленными деревнями, что означало дополнительный приток продовольствия в обмен на защиту и медикаменты. Кроме того, удалось найти не распотрошенный склад с одеждой где-то на окраинах соседнего покинутого людьми города.
Неожиданно дверь отварилась и в помещение один за другим зашли десять человек, те самые бойцы охранения каравана. Красуясь дорогущим снаряжением, караванщики властно огляделись и проследовали к двум столам позади меня. К ним немедленно подошел Аслан, неизвестно откуда взявшийся.
- Что кушать изволите, уважаемые?
- Шашлыку по две порции, супчик, водочку обязательно, зелень, ну что в этих случаях полагается, - усмехнулись мужики.
- Сейчас все будет, обождите минуту, чай распоряжусь подать.
- Сахару побольше!…
Приняв заказ, Аслан умчался на кухню. Караванщики стали обсуждать что-то свое. Осторожно прислушиваюсь, всем своим видом показывая безразличие к разговору.
-… да пошли вы! Говорю, своими глазами видел! - худощавый парень с черными волосами, что-то яростно доказывал своим товарищам.
- Ты еще скажи, Боинг видел, чистенький, беленький, прямо из Москвы. Просим Вас пристегнуть ремни, дабы избежать травм при посадке! - вся компания дружно заржала.
- Ваш чай, - официантка с зеленым подносом, усердно повиливая бедрами, сноровисто расставила граненые стаканы с крепким чаем перед мужиками, не дав мне дослушать разговор, и забыв, наверное, про мой заказ.
Внимание мое, привлек самый тихий из бойцов. Светлый ежик из жестких волос, широкий кривоватый нос, низкий рост. На вид лет сорок. Пристально осматривая кафе, караванщик потягивал воду из кемелбека. Что-то в его облике притягивало взгляд, чувство чего-то знакомого прочно укоренилось в мозгу. Искоса внимательно осматриваю молчаливого человека. Родимое пятно на шее, большое круглое родимое пятно! Екает сердце. Этого просто не может быть…
- Дядя Федор! - вскакиваю из-за стола с радостным лицом, попутно спотыкаясь об лавку и падая на твердый пол.
Бойцы мгновенно вскинули оружие, развернувшись на стульях. Под прицел попали все обитатели харчевни.
- Спокойно, опустить стволы, - человек кинулся ко мне, - Паша? Племяша мой!
Посетители недоуменно уставились на сцену встречи родственников. Кафе мгновенно затихло. Двое, суровый воин и молодой парень без стеснения плачут и обнимаются. Не в силах вымолвить слова, стоим несколько минут, прижимая друг друга к себе.
- А мама здесь? - Федор нарушил тишину первым.
- Нет мамы… - градом льются слезы. Дядя прижимает меня к груди.
- Дядя Федор, можно с тобой поехать?
7
- Виталя… Виталя ты где?! - завопил в темноте детский мальчишеский голосок, - Виталя мне страшно!
- Тише, Дима… тише… Я тут, все хорошо, не бойся. Давай, поспи еще, - в полумраке шептал двадцатилетний Виталий, гладя по голове младшего брата.
- Слышь, скажи ему, чтоб заткнулся, - из глубины помещения пригрозил мужской голос, - а не то сам заткну.
Виталя промолчал. Про себя подумал: «Только подойди сука, зубами глотку порву».
- Успокойся Дима, я с тобой, - Виталя крепко обнял брата и укутал его своей курткой.
- Мальчик, рассказать тебе сказку? - тихо спросила престарелая женщина с хрипотой в горле. - Я много сказок знаю. Русские народные. Или хочешь колыбельную? Мама тебе пела колыбельные песни?
Дима, рыжий веснушчатый семилетний мальчуган, всегда отличался широченной улыбкой и огромными яркими глазами. До этого злополучного дня жизнь его протекала относительно спокойно и благополучно. Родители были без ума от своего младшего чада. Отец мастерил сыну самодельные игрушки и придумывал различные интересные игры. Однажды он раздобыл пневматическую винтовку, правда, без пулек. Братья довольно быстро научились изготавливать самопальные пульки из свинца. Вся сельская детвора выстраивалась в очередь, чтобы хоть разок «стрельнуть». Мать иногда баловала детей различными сладостями и «вкусняшками», как выражался маленький Дима. Вечерами вся семья вслух читала книги. В свои семь лет Дима отлично знал грамоту и арифметику, хорошо писал и рисовал. Сибирская земля, на которой жило семейство Чадовых, и в лучшие то годы была не очень плодородна, а после катастрофы еле позволяла сводить концы с концами. Отсутствие солярки и удобрений вкупе с не самой лучшей экологической и климатической обстановкой существенно снизило урожайность. Поголовье лошадей еще не выросло в количествах достаточных для полноценной замены техники. Приходилось пахать как в старину - используя воловьи упряжи. Рыба в местной речушке как-то незаметно практически исчезла, что наводило на недобрые мысли. В общем, если раньше у крестьянина появлялись некоторые излишки продукции, идущие на продажу, то теперь временами приходилось жить впроголодь. В деревне имелось под два десятка единиц разномастного огнестрельного вооружения, от дедовских Наганов, ТТ и Мосинок пролежавших не одно десятилетие в сараях и на чердаках, до помповиков, вполне приличных СКС и даже двух АКС-74У, прихваченных дезертирами. Патронов осталось с гулькин нос, но стрелять не приходилось уже давно. Привычные к трудностям люди не жаловались на судьбу, грех на нее жаловаться, когда другие ютятся стаями в подвалах, раз в три дня обедают конечностями друг друга, а при виде жареной картошки и молока падают с остановкой сердца. Люди вкалывали без передышки. Не ради себя, ради детей…
Но ничто не длится вечно, всему хорошему рано или поздно приходит конец. Несколько дней назад, в ночь со среды на четверг случилось ужасающие событие, унесшее около четырех десятков жизней. Началось все, часа в два ночи, с неожиданной приглушенной стрельбы, донесшейся из соседней деревни «N», находившейся в четырех километрах севернее по проселочной дороге. Несколько ярких полос оставленные рикошетами уходили далеко в черное небо. По правде говоря, все население той деревни давно перебралось жить в деревню Чадовых, благоразумно сочтя, что вести хозяйство и обороняться выгоднее большой группой человек. Наотрез отказались переезжать шестеро стариков, желая спокойно умереть на своей малой Родине. Изредка их навещали родственники и знакомые. Небольшая вооруженная разведгруппа из трех добровольцев, выдвинулась в направлении села спустя десять минут. Не прошло и четверти часа с их отъезда на велосипедах, как стрельба возобновилась, причем несколько ближе. Подростковую банду уголовников бежавших из исправительной колонии для несовершеннолетних, в этих краях совместными усилиями извели больше пяти лет назад. С тех пор залетных не появлялось, да и откуда им взяться, если все сферы деятельности давно поделены и отдавать свой кусок никто не намерен? Всех дееспособных мужчин в кратчайшие сроки подняли с теплых и уютных семейных постелей, раздали оружие, в спешке путая калибры боеприпасов. Женщин и детей спрятали в бетонном здании советского зернохранилища. Расположившись у дороги и наспех накидав бревен, стали ждать. Через некоторое время все увидели то, от чего у немногих выживших поседели волосы. По дороге в свете мощных фар и нескольких прожекторов, установленных на бронетранспортерах и грузовых машинах с зарешеченными кузовами, шагали фигуры огромного роста с мощными очертаниями, словно механически передвигавшие ноги. Лица оставались неразличимыми из-за значительного расстояния и света бьющего прямо в глаза.
- Мы не хотим кровопролития, давайте все мирно обсудим - считая, что перед ним военные, заорал Николай Иванович, пожилой, но крепкий мужик. Председатель деревенского совета.
Фигуры продолжали медленно двигаться, внушая страх деревенским работягам. Собаки, охранявшие близлежащие дома, залились громким лаем, плавно переходящим в невыносимый визг.
- Мы готовы сложить оружие! - взволнованно выкрикнул председатель, и добавил, словно подбадривая себя, - пожалуйста, представьтесь!
Ни на секунду не задержавшись, громадные незнакомцы лишь ускорили шаг.
- Я председатель совета данной деревни, от лица всех в ней проживающих готов оказать посильную помощь войскам Российской Федерации, - поднимаясь с земли кричал Николай Иванович, спустя мгновение захлебнувшийся кровью. Пули порвали шею, выбили желтые зубы, насквозь прошили грудь. Шквальный огонь со стороны фигур вызвал чудовищную панику и смятение в рядах оборонявшихся. Часть сразу же бросилось бежать. Не в силах заглушить кавалькаду выстрелов нападавших, жидко заухали дробовики оставшихся, затараторил Укорот, в жилистых руках спрятавшегося в доме деда загудела винтовка Мосина.
Нападавшие даже не подумали залечь, идя не шелохнувшись на позиции селян. Пули не причиняли им вреда. В грудь громиле идущего первым друг за другом вонзились две очереди из «Укорота», пару одиночных из СКС, несколько пистолетных пуль. Ни один современный бронежилет не способен полностью защитить от автоматного огня. В таких условиях даже самые навороченные не спасли бы от переломов ребер и разрыва внутренних органов. Выстрел из помповика пришелся точно в колено одному из нападавших громил. Слегка пригнувшись, он дал короткую ответную очередь из ручного пулемета в направлении стрелявшего. Пули выбили кровавые брызги из живота молодого парня. Грузно упав на землю, он заорал не своим голосом. Силы покидали его с каждым фонтанчиком крови. Ужасающие тела двигались, сметая все на своем пути, не один из них не был выведен из строя. Десятки смертоносных всадников впивались в их тела, не оставляя кровавых пятен. Крики и вопли слились в одну большую стонущую массу, выстрелы со стороны селян угасали. Ополченцы окончательно дрогнули. Выжившие пытались спастись бегством, ловя свинец спинами. Нападавшие стреляли кучно, укладывая очереди практически в одну точку.
Обвисшие куски ткани и резины, изрешеченные одеяния, уже не могли скрыть металлические эндоскелеты. Защелкали одиночные выстрелы. Смолк скулеж псов. Бездушным машинам оставалось прочесать деревню в поисках спрятавшихся стариков, детей и женщин, загрузить их в грузовики, сжечь дома и поля. Впоследствии оказалось, что быстрая смерть была на порядок привлекательнее плена…
- Я сказал, пусть притухнет! - рыкнул незнакомец.
- Паша да не горячись ты так, он еще ребенок… - просипел слабый голос.
8
Минуло четверо суток с момента судьбоносной встречи с дядей по материнской линии. Оказалось, Федор возглавлял отделение бойцов второго БТР. Являясь при этом лучшим другом и правой рукой главы каравана - Андрея Юрьевича. После недолгих переговоров было решено взять меня с собой, тем более, что караван направлялся домой. В команде появился, так сказать «сын полка». Пригрозили, мол, не будешь подчиняться жесткому распорядку дня и дисциплине - высадим в ближайшем населенном пункте, подвергнешь угрозе людей - расстреляем.
- Чем за хавчик расплачиваться будешь? В своем Мухосранске ты поди трехразовое питание только на картинках видел? - усмехались бойцы.
К слову, за мной в команде прижилась кличка Мыш, которая, как я понял, не несла никакого оскорбительного подтекста.
В течение двух дней удалось сбагрить все ненужное барахло на рынке, собрать небольшой походный рюкзак с провиантом и дорогими сердцу вещами, отдать квартиру обратно в администрацию, благо бюрократическая писанина осталось в прошлом. Перед отъездом тепло попрощался со всеми знакомыми, в том числе и с Егорычем, которые передал литровую банку слегка засахаренного малинового варенья.
Торговцам удалось сбыть не много ни мало четыре кузова груза, что являлось отличным результатом, по словам Федора, в большинстве случаев населенные пункты не могли позволить себе закупить более одной фуры товара за раз. Половину оплаты составили дорогие медикаменты. К большому удивлению гостей, владельцы торжка достали из закромов несколько штабелей первосортного шоколада и алкоголя. Одну из фур загрузили медью, свинцом, толикой золота и различными радиоэлектронными платами. Пригодится в крупнейшем послевоенном научном центре - Новосибирске. До войны, наряду с Томском, этот город считался сердцем научной деятельности Сибири, кузницей высококвалифицированных кадров страны. Таким он остался и после катастрофы. Одному Богу известно, каким образом город миллионник почти не пострадал от ядерного оружия. Противоракетные войска, вечная им память, постарались на славу. Правда, что не сделали бомбы, то сделал сам человек. Отсутствие электричества, продовольствия и горючего, немалое количество оружия и пару сотен тысяч крепких мужиков в одночасье превратили город в кипящий котел вражды и междоусобных стычек. Нет, даже не стычек - войн. Соседу, расположенному на триста километров северо-восточнее, не повезло еще больше. Северная часть мегаполиса сравнялась с землей. Оно и неудивительно, закрытый город Северск, он же Томск-7, находящийся всего в семи километрах от Томска являлся негласной целью номер два для ракет НАТО. После московского Кремля, конечно же. Все вышесказанное дядя Федор толково объяснил буквально минут за двадцать, поистине всезнающий человек!
Взаимовыгодно обменяли те самые китайские КПК на невесть откуда взявшиеся российские ПНВ с батарейками. По довольно сносной цене приобрели семена, крайне важный товар в Зауралье. Есть ведь что-то надо. Все остались довольны, обусловившись, что следующий рейд следует ждать через полгода.
Такая судьба у людей, посвятивших себя торговле - колесить по разбитым дорогам, налаживать связи, заводить знакомства, а главное, покупать дешевле, продавать дороже…
9
Корпус бронетранспортера еле заметно покачивался на неровностях дороги. Многочисленные дожди, лютые сибирские морозы, летняя плавящая асфальт жара за эти годы превратили некогда идеально ровное шоссе в его подобие. Несмотря ни на что, восемь огромных колес хищно наматывали километры дороги, будто не замечая выбоины, а иногда и целые ямы, затопленные грязной водой. Все сидели молча, поглядывая на унылый пейзаж в наблюдательные приборы.
Один Гена, плотный мужик с темной щетиной и усами, увлеченно пролистывал тонкую серую книжку.
- Слушайте, - припомнил недавний разговор, - а что вы говорили про Боинг? Неужели кто-то самолет в воздух поднял?
- Да типун тебе на язык, столько топлива жечь… легкомоторный еще ладно, а эту громадину, ну нах…
- Вася, жаба за чужую горючку давит?
- Может и давит. Сам знаешь, в некоторых местах литр чуть ли не в рожок пятеры обходится.
- Да, Штык с третьей фуры, говорит, в небе след видел от самолета. Ясное дело, почудилось. Облака ветром разнесло, - перебил, пока еще незнакомый мне, караванщик.
- Ааа… Понятно, - на секунду задумался, вскоре задав новый вопрос, - а что вообще кругом творится, новости какие есть? Я ведь за всю жизнь только в детском лагере в Анапе побывал, да вон, - киваю на Федора, - у дяди в Барнауле гостил разок.
- В ХМАО нефть и газ качают, как и прежде, разве что в объемах гораздо меньших. Оборудование и трубопроводы пострадали сильно. Да и толковые инженеры на дороге не валяются. Особенно после вот этого, - на мгновение оторвавшись от книжки, Гена повел руками вокруг себя. - Одно плохо им, жрачки мало, в Сибири сельское хозяйство особо не развернешь. Сургут сильно зацепило, на ГРЭС ихней сейчас один энергоблок работает на половинную мощность. Себя обеспечивают, часть на продажу идет. Любое производство нуждается в колоссальных затратах электроэнергии, поэтому заинтересованы они в ремонте и запуске остальных блоков. С другой стороны, такой лакомый кусок не одним им приглянулся. Как пить дать, скоро пиздюлей нахватают, - получив леща от Федора, Гена запнулся.
- Кому не повезло так это Свердловску. Сам, конечно, не видел, но говорят, накрыло конкретно. Горы пепла и остовы зданий… Столица Урала мать его за ногу.
В нутре гудящей машины повисло гробовое молчание. Город погиб за считанные минуты, продолжая тлеть несколько недель. Никакие убежища не спасут от прямого попадания боеголовок.
Про Томск и Нск тебе Федор уже рассказал вкратце, новостей у них мало.
- Как думаете, в Америке тоже дела идут не сладко? - поинтересовался неугомонный Я.
- Ты еще давай ляпни, что тебе их жаль. Пусть гниют в Аду, за то, что они натворили. Сколько жизней из-за каких-то мудаков потеряно. Своими руками задушил бы, - сжал кулаки и зубы до этого сидевший спокойно Майор.
Федор предупреждал, что этого человека лучше не тревожить. С самого найма он был черств, недружелюбен, малоразговорчив. В одной из пьянок после многодневного похода, он признался, что потерял семью. Жена, малолетние сын и дочь, погибли в самые первые дни войны. Майор решил валить из раздираемого мародерами и толпами анархистов города. Забил до отказа продуктами и водой свой черный «Крузер». Прихватил табельный ПММ и «Бекас» с пистолетной рукояткой. Здраво рассудил, что двигаться лучше по проселкам. Но удача была не на его стороне. Какие-то ублюдки подловили их джип на дороге, шмальнув из густых кустов. В последнее мгновение Майор успел вывернуть руль, машину занесло, но дуплет картечи исковеркал правую сторону дорогого внедорожника. Жене картечины попали прямиком в шею, перебив позвонки, детей зацепило вскользь, попав сыну в левый глаз, дочери в верхушку черепа. Майор расстрелял несколько обойм в двух обдолбанных нарков с двустволкой. Обезумевший от горя отец просидел с телами два дня, рыдая и рвя на голове волосы. На третий день по дороге потянулась вереница людей. Они привели убитого горем отца в чувство и попытались отвести в лагерь для беженцев под «N». Майор с чудовищной болью в груди похоронил семью под многовековыми соснами и буквально на автомате влился в колону грязных, голодных людей. Затем в том самом лагере закончился провиант, поддерживавший людей в более менее неагрессивном состоянии. Начался бунт. Майор, сам теперь не понимая как, очутился на окраинах занятого МВДшниками и ОМОНовцами города, расположенного в десятках километров южнее. Там заправляли старые знакомые, работавшие вместе с ним в уголовном розыске задолго до катастрофы.
Федор взглядом приказал заткнуться. Поговорили, блин. Хотелось задать миллион вопросов, мучавших мою любознательность, расспросить дядю Федора о его прошлом, узнать, что творится в различных частях страны. Но вместо этого, предстоял долгий молчаливый день в режиме «пять к одному». То есть каждые пять часов машины останавливались на часовой отдых, водители менялись со своими парами, дозаправлялись баки. Бойцы охранения разминали затекшие ноги, проклиная бронированные восьмиколесные коробки. Дозоры уходили на некоторое расстояние от колоны. Повара готовили обед - консервы с вареной картошкой, вяленую рыбу с той же картошкой, либо супы с, правильно, картошкой.
10
Вечерело. Небо затягивали черные свинцовые тучи. Моросил противный дождь, забирающийся прямиком под одежду. Машины двигались без помех. С утра прошли около трехсот километров. Скорость не более пятидесяти километров в час ради экономии топлива. К тому же за дорогой необходимо следить во все глаза. Не те времена, чтобы беспечно гнать вперед, наслаждаясь практически пустой трассой. Расстрелянные, обгоревшие остовы легковушек на обочинах тому подтверждение. За весь день повстречали с десяток грузовиков и джипов. Народ предпочитал старые проверенные временем УАЗы и Нивы - понтовым иностранным внедорожникам. Изделия отечественного автопрома ценились за отсутствие сложной электроники, огромное количество бесхозных запчастей, быстрый ремонт, производившийся буквально на коленке с использованием подручных материалов и простейших инструментов. Несколько раз попадались деревенские на конных повозках. Неприметные с виду мужики, уверенно сжимающие берданки. Всем своим видом показывающие - «мы хоть и мирные колхозники, но за свое добро глотку успеем перегрызть».
Часам к шести вечера лес и поля сменились пустынными пригородами. Покосившиеся, разворованные дачные домики, многие со следами пожара. Выгоревшая дотла кирпичная коробка дорогого трехэтажного коттеджа. Словно в насмешку над ним, на соседнем участке отлично сохранившийся деревенский туалет. Ни души, унылая картина. Мужики говорят - хороший город для остановки. Исходя из двух прошлых походов, нынешний маршрут составили таким образом, чтобы вечер-ночь выпадал на этот отрезок пути. Дальше на восток колонна не остановится для торговли практически до самой базы. Причина банальна - останавливаться негде. Лишь пепелища, стай собак, скопища ворон.
Подъезжая к населенной части города, прошли радиоопознавание. На въезде встретили две БМП-1 вкопанные в землю. Поприветствовали бойцов на блокпосте. Все как обычно. Будничные меры предосторожности.
Фуры остались под присмотром бронетехники. Выставили внушительное охранение. Не доверяй, да еще и проверяй как можно большее количество раз - девиз всех выживших. Андрей Юрьевич (глава каравана), Федор и еще человек пять, включая Майора, отправились на встречу к какому-то человеку. Многие бойцы рванули в местный бар, совмещенный с борделем. Подумав, решил, что мне там делать нечего. Пойду спать в выделенное нам здание. Двухдневный переход на машинах в сидячем положении дался нелегко, привычный к ходьбе, я буквально валюсь с ног, тело требует принять горизонтальное положение. Сон пришел быстро. Всю ночь мучили неизменные кошмары, начавшиеся примерно за год до катастрофы, которые благополучно забывались с рассветом. Подъем в шесть утра - сущий ад скажу я вам, но памятуя слова о дисциплине, пришлось резво подниматься с закрытыми глазами. Натянув штаны и обувь, выбежал на улицу умываться. Сдуру не взял свитер. В одной майке здец как холодно, поэтому дрожа и фыркая, быстро споласкиваю лицо ледяной водой, чищу зубы и поспешно прячусь в теплом нутре кирпичного здания. Во дворе обливаются, смеются вперемешку с отборным матом человек двадцать, остальные уже умылись. Скоро общая разминка и завтрак. Запах мясной похлебки со свежими овощами неуловимо витает в воздухе. Ничто так не поднимает настроение как вкусная еда, особенно если до этого питался почти что отбросами.
Караванские БРДМ-2 на пару с БТР-80 при поддержке трех городских «Шишиг» укатили прочь. Майор приказал незаметно расчехлить ЗУшку и развернуть Урал таким образом, чтобы стволы были направлены стволами к центру города, точно между двумя пятиэтажными обветшалыми зданиями. Разворот самой установки на приводах выглядел бы подчеркнуто агрессивно. День прошел спокойно. Механики, воспользовавшись затянувшимся привалом, тщательно осмотрели технику. Я успел пообщаться почти со всеми караванщиками. С кем-то получалась более продуктивная беседа, с кем-то нет. Не многие захотели бы разговаривать с семнадцатилетним юнцом, однако, в этом караване собрался на удивление дружелюбный и адекватный народ. Пожилой Арсений Аркадьевич вообще оказался без ума от внимательного слушателя. За день он поведал историю своей жизни, поминутно соглашаясь, что его юношество не идет ни в какое сравнение с моим. Спрашивает, что я наверное и не помню уже, как это - жить в теплой и уютной квартире, кушать сколько хочешь и когда захочешь, ходить в школу, играть в футбол во дворе, в конце концов!
В три часа ночи под покровом ночи, вернулись «Шишиги» и броня. Уставший Федор Николаевич дал указание тщательно вычистить автоматы, особо тщательно отдраить пулеметы на технике, доснарядить ленты, заправить баки. На носилках пронесли раненого бойца, левая нога крепко перебинтована в районе лодыжки. Жутко матерясь, показался Андрей Юрьевич. Из грузовиков выпрыгивали довольные солдаты с закопченными лицами и грязным обмундированием. Вслед за ними показались мешки и ящики с чем-то тяжелым. За всем этим украдкой наблюдал Паша из окна общежития. Дежурный обошел комнаты, радостно шепча: «Всем спать, завтра уезжаем, наши крупный куш сорвали. Ваську «Быстрого» зацепило шальняком, но говорят пустяк. До свадьбы заживет!».
11
- Вот он родимый! - воскликнул дядя Федор, - ну мужики, неделю гулять будем! Банька наша загляденье, ты даже представить себе не можешь, черемуховый веничек для поясницы, дубовый для ног, еловый спинку хорошо лечит, да если это все под водочку и пивко домашнее с рыбкой вяленой… ух! - сквозь сон понимаю, что обращается он уже ко мне. - А бабы! Бабы какие у нас! Я к Таньке завалюсь. Мировая женщина. - Федор притих, внимательно смерил меня взглядом и весело протянул, - хотя рановато тебе по бабам еще, рановато. Подрасти малехо, через годик посмотрим.
Дружный ржач наполнил машину. Чувствую, что щеки покраснели.
Добралась колонна без происшествий. Иногда с головного БТР докладывали о проезжающих машинах, не представляющих особой опасности. Впрочем, никто не расслаблялся. Темно-серое небо сменилось настоящей августовской жарой.
Судя по всему, на окраине некогда крупного города сформировалось новое поселение. Основой ему послужила одна из военных частей в изобилии расположенных в этом регионе (рассказы Федора в глубоком детстве не прошли даром). К гарнизону также присоединились окрестные изрядно поредевшие части. Основательно укрепленные и утепленные двухэтажные общежития с дымоходами простых русских печей, соседствовали с добротными избами для семейных и офицеров. Население смешанное, чистокровные вояки соседствовали с сугубо гражданским людом. Реалии нового времени заставляли объединяться в своеобразные анклавы.
На зданиях, грамотно перекрывая все направления, расположились четыре ЗУшки, о которых мне талдычил дед, накрытые темно зелеными тентами, в креслах мирно, но бдительно, развалились солдаты. Въезд на территорию представлял собой сложный лабиринт из умело расположенных бетонных блоков. На дорогу смотрит КПВ (или что-то подобное крупнокалиберное) и несколько ПК, также зачехленные. У КПП в бинокль поглядывали два сержанта, уже оповещенные о приближении своих. По периметру территории насыпан широкий ров испещренный окопами и стрелковыми ячейками. Площадка за ним подчистую вычищена от деревьев и мусора, для того чтобы атакующая сторона не смогла бы скрытно подобраться к позициям. Несколько патрулей, оставаясь на виду друг у друга, контролируют местность.
Колонне обрадовано помахали и что-то крикнули молодые парни, проехавшие мимо на двух переоборудованных УАЗах. Всех распирало от ощущения невероятной близости к родному дому. Спустя четыре недели и несколько тысяч километров, бойцы наконец могли встретить жен, детей, подруг и друзей.
Сидя на броне бронетранспортеров, караванщики проехали мимо КПП под радостные возгласы дежурящих. К ним тут же бросились офицеры, из бараков выбегали взволнованные женщины и девушки. Большинство ребятни играло у местной крохотной речки, вернее сказать речушки, не ведая пока о прибытии их отцов.
Постою пока в сторонке, понаблюдаю за счастливыми людьми. Почти каждый караванщик был женат, благо женщин хватало. Радостные крики, пламенные поцелуи и крепкие объятия наполнили площадь вокруг машин. Большинство даже не заметило новое лицо. Все были так взволнованны, что не сразу обратили внимание на Федора. Он просил всех успокоиться и познакомиться с новым поселенцем.
Вечером было первое в жизни серьезное застолье. Утром сильное похмелье...

Глава 2.

12
Выстрел. Отдача, приглушенная резиновым затыльником приклада, разливается по телу приятным ощущением мощи оружия. Выстрел. Щелкнув предохранителем, пригнувшись, бегу вперед, стараясь несколько задирать носки. Внимательно смотрю вперед, оцениваю ситуацию. Через десять метров мгновенно занимаю позицию «стрельба с колена», не забывая при этом про предохранитель. Мишень четкая, мушка расплывчатая. Выстрел. Выстрел. Предохранитель. Еще десяток метров бегом, взглядом контролируя окрестности спереди и по бокам. Падаю на влажную примятую траву вперемешку с грязью. Откатываюсь влево, сбивая прицел предполагаемому противнику. Предохранитель. Спаренный выстрел в центр мишени. Неизменный туговатый предохранитель с характерным щелчком. Черное тело автомата на сгиб локтя, обхватываю рукой полиамидное цевье. Вперед по-пластунски. Жопу, каблуки, голову максимально прижимаю к холодной земле. Чертыхаюсь про себя - грязный как черт. Ничего, грязь можно отмыть, дыру в башке нет. Да и вид по уши заляпанного бойца с яркими на этом фоне красно-белыми злыми глазами несколько деморализует врага в ближнем бою. Опять перекатываюсь. Предохранитель. Две «пятеры» улетают в цель. Действие сие повторяется, пока в сторону ростовой картонной фигуры не устремляется белая полоса трассера. Значит, в магазине осталось четыре патрона. Перекатываюсь на спину, из разгрузки достаю снаряженный магазин. Меняю за доли секунды. Один патрон даже при перезарядке находится в патроннике на случай непредвиденных «выскакиваний» озлобленных противников из-за угла, складки местности, любого другого укрытия. Предохранитель. Отсоединяю магазин, передергиваю затвор, блестящий патрон вылетает из окна и бесшумно падает в траву, черт, не успел поймать. Упражнение закончено! - громко ору в сторону. Федор все это время находившийся правее и немного позади меня, кивает.
- Ну что я могу сказать, оценка «удовлетворительно». Двигайся быстрее, автомат всегда должен быть направлен в ту точку, куда ты смотришь, не опускай его раньше времени, сколько повторять можно?! Время теряешь!
- Так это самое, какой смысл держать его направленным на цель, если все равно он стоит на предохранителе?
- Когда научишься передвигаться плавно, когда не будешь думать о нем, отработаешь движения до автоматизма, до выжигания на подкорке, тогда разрешу бегать без него. Понял?
- Так точно.
- Еще. Если ползешь, всегда, запомни, всегда, оружие должно стоять на предохранителе! В противном случае обязательно зацепишься спусковым крючком за ветку или камень, и в лучшем случае свою башку отстрелишь, в худшем - зацепишь товарища. Все ясно?
- Так точно.
- Пойдем, результат проверим. Хоть одно «молоко» найду, будешь всю ночь кросс бежать в полной боевой с удвоенным боекомплектом!
- Веселая перспектива, - притворно уныло сообщаю я.
- Не понял боец, что за разговоры? - не менее притворно рыкает Федор.
- Так точно, тащ командир!
Спустя час, потный, вонючий, усталый, но главное довольный, умывшись, обедаю со своими «сослуживцами». Большинство из них отличные ребята. Остаток дня незаметно пролетает на полигоне, где под руководством двух асов оружейно-стрелкового дела - Николаева Леонида Петровича, низкого, с виду хрупкого, но на самом деле крепко сбитого, пожилого сибиряка, в прошлом сотрудника КБ имени «…», отслужившего конструктором-испытателем более трех десятков лет и за это время произведшего неисчислимое количество выстрелов из многих сотен, если не тысяч экземпляров отечественного и зарубежного стрелкового оружия. На старости лет этот уникальный мужик перебрался из «тепличной» по его словам Центральной России обратно на необъятные просторы Западной Сибири. Второй - отставной офицер-инструктор, Куприянов Вячеслав Алексеевич, прошедший обе чеченские кампании, гражданские войны в Таджикистане и Грузии, в девятнадцатилетнем возрасте КМС СССР по пулевой стрельбе.
Мы, то есть я, в составе отделения молодняка, постигаем азы прицельной стрельбы из всевозможного оружия, имевшегося в поселении, окромя зениток и танковой пушки (надеюсь, и до них дело дойдет). Основной упор ставится на идеальное овладение АК-74М, его старшим братом АКМ, их «батей» РПК в обоих исполнениях; увесистым, внушающим уважением и страх одновременно ПКМ, элегантной СВД с оптикой и без, и оружием последнего шанса - грубоватым ПМ. Патронов не жалели. Лучше отстрелять на занятиях пару лишних рожков, чем потом в разгаре боя мазать с тридцати метров. Не менее важно умение управляться с личной артиллерией бойца - подствольным гранатометом ГП-25 и ГП-30, гранатами РГД-5 и Ф-1. Отдельным пунктом программы идут противотанковые гранатометы, минное вооружение. На закуску, за хорошее поведение и отличную службу, а также за гору чищеной картошки, ежедневную влажную уборку жилища инструкторов и перечисление части ежедневного пайка в фонд безбедной старости «Николаев и Куприянов Инкорпорэйтэд» (шутка!), после долгих теоретических занятий разрешалось с благоговением отстрелять пятизарядный магазин ОСВ-96 более чем на километровую дальность. Либо выпустить пару чудовищно разрушительных очередей из «Корда», наблюдая, как огромные трассирующие пули, словно горячий нож масло проходят сквозь несколько толстенных бетонных блоков, как бы между прочим кроша их в белую пыль, а потом еще долго рикошетя и вспахивая землю позади.
Именно в таком темпе проходит год. Ежедневные многокилометровые кроссы вперемешку с силовыми упражнениями, теоретические и практические занятия по стрелковой, медицинской, рукопашной, тактической, минно-взрывной и диверсионной подготовке. Все это, несомненно, приносит свои плоды - из роты таких же, как и я неотесанных балбесов, вырастает сильное, обученное, думающее поколение, воспитанное на лучших советских и российских армейских традициях. К слову не все здоровые гражданские мужики здесь же проходящие обучение (или так сказать вспоминающие забытые навыки, полученные в армии, и благополучно забытые за годы мирной жизни) выдерживают столь высокие нагрузки. Не забывают товарищи преподаватели и о других важных науках - алгебре, физике, истории, русском языке. Полный набор, в общем.
13
Основываясь на скудной информации из различных источников, удается несколько приоткрыть завесу тайны над происшедшей катастрофой. Нет, конечно, узнать причины войны - это, наверное, из области фантастики, но некоторая картина все же вырисовывается.
Взрывы гремели по всей территории Российской Федерации, от Дальнего востока до Калининграда, от Норильска до Кавказа и Алтая. Огонь и радиация пожирали крупные города, военные части и объекты, инфраструктуру и промышленные комплексы. Испепеляющие вихри не жалели никого, в равных условиях оказались как бездомные с улицы, так и богатые бизнесмены и олигархи. Не в лучшее положение попала и верхушка страны. Двадцать минут для подлета межконтинентальных ракет слишком малый отрезок времени для эвакуации. Тем более что предпосылок для такого безумного акта со стороны США попросту не было. За последние пять лет отношения между двумя сверхдержавами вошли в русло доверия и дружелюбия. Совместные проекты, как военные, так и экономические только подтверждали это. Мелкие разногласия не могли послужить причиной для войны. Впрочем, фашистскую Германию и СССР перед Великой Отечественной Войной связывали не менее крепкие отношения. Буквально за пару лет до войны Германия предоставила СССР крупный кредит на невероятно выгодных для нас условиях.
Как бы там ни было, что бы ни произошло, но мир изменился навсегда. Изменился, к сожалению, не в лучшую сторону. Вопреки всем ожиданиям так называемая «ядерная зима» все же наступила, но не затянулась на десятки лет как предсказывали аналитики времен холодной войны. Пепел, сажа, пыль и частицы породы попавшие в атмосферу не вызвали катастрофического похолодания. Да, теплообмен затруднился, но температура упала на пять-семь градусов от нормы, а не на двадцать-тридцать. В течение года небо большей частью очистилось. К сожалению, этого микроскопического для Земли отрезка времени хватило, чтобы с испещренной шрамами лица планеты исчезли тысячи видов животных, растений, насекомых. Через некоторое время в связи с естественным процессом распада радиоактивность уменьшилась до приемлемых значений, оставив некоторую часть земель непригодными для обработки.
Договора СНВ между Россией и США сыграли значительную роль в выживании людского рода после холокоста. Атомные подводные лодки, составляющие большую часть ядерного арсенала, выпустили либо не все боеголовки, либо цели находились не только в РФ и прилегающих территориях. Достоверно известно, что сильно пострадали страны СНГ. По некоторым данным чудовищной бомбардировке подвергся Китай, многие в штабе думали, что все-таки основной целью была именно эта страна, а не агонизирующая Россия. Немного больше повезло Казахстану, Монголии и другим не особо военизированным странам. О судьбе Западной Европы, Южной Америки, юге Азии практически ничего не известно. Всех волновал вопрос зачем «Бараку Хусейновичу Обаме и компании» атаковать не только промышленные и военные объекты России, но еще и попутно выжигать половину Европы? Учудили суки, одним словом. Потомки наверняка бы ужаснулись числу самоубийств прокатившихся по армиям воюющих стран (если бы эти потомки не были заняты истреблением друг друга).
С начала катастрофы прошло шесть долгих лет. В стране и прилегающих республиках существенно сократилось и так не большое количество населения. По разным прикидкам за первый месяц войны погибло от взрывов, болезней, облучения, ожогов более пятидесяти миллионов россиян. В течение года от голода, вооруженных столкновений и других причин скончалось ещё около десяти миллионов. Наконец, по истечении пяти лет от рака и других долгосрочных эффектов ядерной войны умерло не менее пяти миллионов человек. Катастрофически упала рождаемость. Многие дети появлялись на свет с многочисленными генетическими отклонениями и тяжелейшими болезнями. Без должного ухода, заботы, медикаментов и оборудования они погибали за считанные дни. Теория естественного отбора заработала во всю свою мощь. Выживал сильнейший, как бы пафосно это не звучало. Слабые и немощные не пережили даже первую зиму. Люди мало уважаемых и мало оплачиваемых в прошлом профессий, такие как учителя, медицинские работники, агрономы, кузнецы, слесари и т.д., получили намного больше признания и уважения, чем представители профессий, связанных с бумажной работой и прочими ненужными вещами в новом мире. Беспредельщики либо скончались в бесконечных перестрелках и драках, либо поутихли, найдя себя в бизнесе. Главной силой стал человек с оружием, вернее, группа здравомыслящих людей с оружием, техникой и своей сферой деятельности. А сфер было достаточно. Вояки и им сочувствующие заняли крупнейшие производства и складские комплексы. Крупные банды бывших уголовников, дорвавшиеся до покинутых складов мобилизации, держали в страхе многие районы страны, предпочитая заниматься банальными грабежами и сбором так называемых «налогов» с деревень, в виде продовольствия и самогона. Время тотального беспредела прошло, бандиты поняли, что выгоднее брать некоторую часть урожая крестьян на протяжении большого количества времени, чем отбирать все сразу и оставлять погибать невинных людей, лишая себя хлеба в будущем. Междоусобные конфликты, активно вспыхивавшие в первые годы, со временем стали разгораться все реже, пока и вовсе не прекратились. Умные люди, стоящие во главе враждующих сторон, поразмыслив, пришли к выводу, что выгоднее торговать и сотрудничать, а не пытаться выбить соседа с нужного им объекта или территории, попусту тратя ресурсы и опытных людей. Многие населенные пункты превратились из скопища маленьких бизнесков, поддерживаемых десятком человек, в довольно крепкие организованные города, со своим советом, администрацией состоящей из представителей крупнейших Домов, и своей небольшой армией, готовой влепить по первое число любому агрессору. Между некоторыми анклавами наладились постоянные торговые пути.
14
Опять снится этот долбаный кошмар! Опять просыпаюсь в холодном поту. Открыв глаза, несколько теряюсь - над головой нависла непонятная морда с огромными карими глазами и влажным розовым языком, норовящим лизнуть меня в нос. Спустя мгновение понимаю, кто я и где я. Зовут меня - Павел. Мне девятнадцать лет, уже шесть из которых мне «посчастливилось» жить в условиях так называемого ядерного постапокалипсиса, или Большого Пиздеца, это кому как нравится. Нахожусь я в комнате женского общежития в военном городке на окраине Томской области у своей подруги Оксаны. Голова надо мной, которую с трудом удается спихнуть с постели - Бобик. Да, именно так назвала юморная Оксана щенка неизвестной породы. Комендант общежития, приняв в дар пару бутылок водки и банку тушенки, разрешил животинке жить в комнате, со словами, цитирую: «Если эта скотина только подумает нагадить на территории вверенного мне объекта, утоплю в собственных испражнениях». Подумав, добавил: «Услышу, что оно тявкает, или не дай Бог лает, привяжу к выстрелу и поминай как звали». Теперь Бобику приходится надеяться лишь на очаровательную улыбку Оксаны, либо на не менее очаровательную бутылку водки, либо спирта, вручаемую коменданту каждый раз при попытке пса совершить свои грязные делишки в неположенном месте. В душе мне нравится это пушистое рябое существо, но пол ящика водки каждый месяц - это уж слишком. Иногда подумываю утопить эту скотинку в пруду, и сделав невинное выражение лица попытаться убедить любимую, будто Боб в погоне за красочной бабочкой убежал на несколько километров от общаги, случайно запутался в оставленной на берегу какими-то негодяями рыболовецкой сети и сдуру сиганул с полуметрового обрыва в воду, камнем пойдя на дно. В запасе были и другие не менее кровожадные виды несчастных случаев - очередь из пулемета на полигоне, попадание под гусеницу БМП, отравление удобрениями, что угодно лишь бы не видеть эту рожу. Будто услышав мои мысли собакян понуро опускает голову, спрыгивает со скрипящей кровати и пытается принести розовый тапок моей подруги. Ладно, уродец, иди сюда - опрокидываю животинку на спину, усердно почесываю живот и шею в проплешинах, глажу по голове, не забывая потереть за ухом.
15
Познакомиться с Оксаной мне посчастливилось чисто случайно, на занятиях по минно-взрывному делу. Наши отделения, второе - мое и восьмое - ее соответственно, пересекались только на этой дисциплине, и изредка на рукопашке. Поначалу я абсолютно не обращал на нее внимания, меня почему-то привлекали другие более молодые девушки, недаром четверть роты составляли представительницы прекрасного пола. Имея некоторую природную стеснительность, идея подойти и просто познакомиться с ними, отпадала буквально сразу. И вот представьте себе, на одном из перерывов к скучающему за столом мне, подсаживается ОНА и начинает с банальной фразы: «Привет. Как тебя зовут?». Разговорившись, слово за слово мы болтаем весь перерыв, затем вечер, следующий день и так далее по нарастающей. Спустя некоторое время не могу взять в толк, как я пропускал взглядом эту милейшую девочку. Помимо красивого личика девятнадцатилетняя Оксюня (постоянно ругается на меня за это обращение) выгодно выделяется на фоне плоских семнадцатилетних подруг наличием других не менее прекрасных «прелестей», но люблю я ее, конечно, не за это, а за то, что с ней мне просто х-о-р-о-ш-о! Прикоснувшись к ее руке, получаешь такой заряд позитивной энергии, что готов всю ночь отрывать окопы для мотострелкового отделения в полный рост. А поцеловав в щечку - и для всех жителей области в придачу, об остальных действиях совершаемых двумя телами противоположного пола в пику половой зрелости, я, пожалуй, умолчу…
16
Эх, чайку бы с утра хряпнуть, но идти на общую женскую кухню утром - форменное самоубийство. Затопчут, как пить дать. Раньше помню, времена были - поставил чайник электрический, пару минут, вуаля и готово. В наши дни воду сперва приходиться долго чистить фильтрами, затем кипятить на огне. По нынешним временам электричество роскошь. В нашем городке электрифицированы только несколько зданий: мастерские, штаб и несколько других важных зданий. В обычные общаги и казармы электричество подводится ровно по часу три дня в неделю. В области сохранилось мало рабочих электростанций. Выжимая последние соки из еще советского оборудования, пока еще работали - Братская, Усть-Ишимская и Саяно-шушенская ГЭС. Благо, Саяно-Шушенскую вроде ремонтировали перед самым началом войны. Есть еще Красноярская ГЭС, но она не подлежит восстановлению. Несколько рабочих плотин вырабатывали достаточное количество энергии для продажи за бешеные деньги обеспеченным анклавам. Оно и понятно, держать такой объект под контролем та еще морока, ко всему прочему, найти толковый персонал почти всегда оказывается сложнее, чем собрать пару сотен штыков с тяжелым вооружением. А ремонтировать оборванные и обветшалые линии не только сложная и нудная, но и опасная работа - несколько раз уже бывали случаи, когда группу посланную исправить определенный участок поджидала вражеская мобильная засада. С тех пор почти все линии либо проведены под землей, либо где это не возможно охраняются наемными силами. Менее крупные и богатые поселения используют ветряки различной мощности: от простых, предназначенных для питания небольшого дома, до огромных, расположенных на холмах и прочих возвышенностях, питающие целые микрорайоны. Хотя вру, никто в здравом уме, не станет тратить драгоценную энергию на микрорайоны, а вот запитать оборудование местной поликлиники или мэрию, штаб милое дело. Ветряки, как и все в этом мире штука не дешевая, не каждый может себе позволить. Из всех мест, которые я знаю, только Нск наладил их штучную сборку. Очередь на эти устройства расписана на пару лет вперед. Более затратный вариант - использование ТЭЦ на угле либо торфе, это не так экономично как использование бесконечных ресурсов ветра, но и от погоды не зависишь. Тем более под боком Кемеровская область с огромными запасами каменного угля. В рейде мужикам пару раз попадались солнечные батареи, но мы ж не в Африке живем, чтобы использовать энергию солнца. Пасмурная погода и шестимесячная зима с четырьмя часами светлого времени суток, тому подтверждение.
Задумавшись на тему «Способы получения электроэнергии в условиях БП», босой ногой наступаю в миску Бобику, которая с противным хлюпаньем извергает свое содержимое мне на ступню. Поделом, учили же - в помещении ступаешь осторожно, на полусогнутых, носки вверх. Блин Оксана на работе, убирать влом.
17
Все без исключения поселенцы работали. Поля вокруг города ежегодно распахивались под пшеницу, картофель, редьку, томаты и другие культуры. На территории части один из корпусов переоборудовали под детский садик и школу, воспитателями назначены самые ответственные женщины, желательно с педагогическим образованием. Дети - будущее всего Мира, именно им суждено возродить из руин цивилизацию, по крайней мере, многие на это надеялись. Подростки трудились в нарядах на кухне, уборке помещений и территорий. Мужчины в патрулях, строительстве, сельском хозяйстве и т.д. Особую касту составлял так называемый «Торгово-поисковый отдел», в который входили поисковые группы, копошащиеся в изъеденных окрестных развалинах, группы дальнего поиска из более опытных, и самая почетная, но несравненно более тяжелая и опасная должность - караванщик. Караваны делятся на два вида - сухопутный и речной. Речной более прибыльный, и несколько более безопасный - блокировать реку сложновато, особенно такую как Обь. Приходится платить за транзит на различных дамбах и шлюзах, но связи уже более менее налажены. Сухопутный караван работает на довольно небольшом удалении - максимум пятьсот километров от города. Дальше соваться опасно. В пределах данного расстояния контакты также налажены и местные в случае чего могут помочь огнем за умеренную плату.
С тех самых пор как я чудом встретил своего дядю, сухопутные караваны ходили два раза и оба, к сожалению, без меня. В первый раз, как ни уговаривай Федора, он был непреклонен: «В таком виде, сейчас, ты для нас обуза. В военной науке как балерина на сталелитейном заводе. Автомат, поди, не знаешь с какой стороны ухватить. Через годик еще подумаю. Целый год, в твоем распоряжении, тренируйся сопляк!». Проглотив обиду, я остался, дав себе цель - попасть через год в следующий рейд, уже пятый по счету. Все эти шесть месяцев работал над собой как проклятый, не давая поблажек телу и духу. Результат не заставил себя долго ждать, в принципе, я и раньше не был задохликом, а после стольких недель изнурительных занятий, довел свои показатели до очень приличных результатов. Выносливость, силовая подготовка, стрельба стали одними из лучших в роте. Попутно, к пятому рейду черт знает где подхватил воспаление легких! В конце июля! От злости чуть на стену не лез. Провалялся в постели МЕСЯЦ - сущая мука скажу я Вам. Не знаю, благодарить ли Всевышнего за это, но факт остается фактом - колонна возвратилась раньше запланированного на неделю. Одна из фур не вернулась, вместо нее пустой, еле живой тягач тащили на буксире. Часть машин получили легкие повреждения. Два бэтэра пострадали серьезно - десантные отделения красовались дюжиной дыр от крупняка. Как итого семеро трехсотых, и что самое тяжелое - трое двухсотых. На все расспросы мужики мрачно отвечали : «В засаду попали, чмырям каким-то груз наш приглянулся. Спланировали уроды заранее, инфу слил кто-то».
Наученные горьким опытом, в этот раз машины готовили особенно тщательно. На «коробочки» и тягачи навесили экраны из металлической сетки - неплохое подспорье от кумулятивных выстрелов, на головные «восьмидесятки» установили дополнительные самодельные бронеплиты, «Бардак» обзавелся мощным дымогенератором, взяли дополнительный боекомплект и пару ящиков различных мин. Пару бронетранспортеров оснастили АГС-17 открыто закрепленными на башне. Готовые машины, ожидая новый выход, который планируется в конце следующей недели, находятся в боксах под строгой охраной. Моя персона после долгих переговоров, споров и перепалок все же была включена в список…
18
С боем отстояв очередь в уличный туалет, как следует умывшись, налив воды псу, я отправился в столовую завтракать. Плотно поев яичницу с картофельным пюре, спешу к себе в казарму паковать вещи. Пофиг, что отправляемся через две недели, мало ли что забуду. Да и с любимой никак «наиграться» не могли - дней пять ночевал у нее. Дома, поди, все в пыли уже.
По окончании усиленного КМБ продолжительностью ровно двенадцать месяцев, меня переселили в казарму «второго уровня», т.е. не обычные двухъярусные нары с ободранной тумбочкой, а комната в таком же как и у Оксаны общежитии. Скромная, маленькая, но все же своя комната, где можно расслабившись полежать в одиночестве, подумать о том сем.
В 30-литровый походный ранец отправляется все, что плохо лежит - несколько пар нижнего белья, пять пар обычных и две шерстяных носков, теплый свитер, пару маек, кружка, тарелка, ложка, спички в непромокаемом пакетике и так далее, тому подобное. НЗ продовольствия, ИПП, часть боекомплекта, набор иголок с прочными нитками и остальные важные вещи необходимые в критических ситуациях покоятся в карманах разгрузки. Сухпай, основная часть боекомплекта и гранаты выдадут со склада перед отъездом. К ранцу ставлю новенькие, но уже разношенные ботинки (ходить в которых летом по городу не желательно - ноги в миг сопреют, поэтому разрешается носить обычные кеды или кроссовки), бронижелет, каску и куда же я без него - его Величество АК-74М, к прикладу которого примотан розовый жгут (старшие товарищи подсказали). Хм… вроде все в сборе. Или нет? Проверю еще раз, береженого сами знаете Кто бережет…
19
- Не плачь, солнышко, ты чего? Все хорошо будет, обещаю! - заплаканное личико Оксаны опускается на мое камуфлированное плечо, тело содрогается рыданиями. Как же я люблю ее, аж сердце не выдерживает.
- Малыш, ты только не забыва… - долгий нежный поцелуй прерывает мои банальные слова прощания. Теплые серые глаза смотрят прямо на меня, маленькие красные щечки мокрые от слез.
- Люблю тебя.
- И я. Привет Бобу. Я скоро вернусь.
- Это даже, - всхлип, - не обсуждается!
Еще один страстный поцелуй. Сжимаю хрупкое тельце в своих объятиях. Рука устремляется в длинные русые волосы. Как же приятно они пахнут! С ума можно сойти.
- Все, в путь…
- До встречи, - шепчет она вслед.
Площадь заполнена людьми. Каждый старается сказать пару слов на прощанье. Вокруг прощаются такие же пары, как и мы. Шумно. Кто знает, может люди видятся в последний раз. Тьфу, дурак, что ты опять мелешь? Как всегда в таких случаях в мою чернушную голову лезут дурные мысли. Чем больше ты стараешься их отогнать, тем больше они преследуют тебя. Заполоняют сознание. Вгоняют в тоску.
- До скорого Паша, удачи, - отчим Оксаны, Михаил, крепко жмет руку.
- И Вам того же.
- Паш, а ты мне привезешь что-нибудь? - озорные глазки младшего братика Оксаны внимательно смотрят на меня.
- Конечно, браток, базара нет, - беру его на руки, поднимаю высоко вверх, - обязательно привезу!
Искренний смех ребенка отгоняет все мрачные думы.
- По машинам! - командует Андрей Юрьевич.
- Первое отделение занять место на броне.
- Второе отделение.
- Третье отделение… - рявкает Федор, усаживаясь на «поджопник» -так называется любая прокладка между холодной сталью и… мягким местом. Иначе, гарантированы болезнь почек, простатит и тому подобные «веселенькие» последствия.
- Четвертое отделение.
И так до последнего n-го отделения. Заревели моторы, запах выхлопов сладким ароматом обволакивал все вокруг. Все, поехали! Удачи Нам, удачи Вам. Ловко вскарабкиваюсь на броню, хватаясь за поручни.
Нынешний август, как это обычно бывает в Западной Сибири, выдался пасмурным, дождливым, холодным, в общем, погода не сахар. Думаю, к лучшему. Не придется обливаться потом и щурить глаза от солнца. Дождь, говорят, в дорогу - хорошая примета. Чихнув клубом несгоревшей солярки наша «коробочка» резво скакнула вперед, нехило качнув нас назад. В колонне, растянувшейся на приличное расстояние, мы заняли почетное третье место. Так называемую, стокилометровую «зону ответственности» нас сопровождают два дополнительных БРДМа с наводчиками остатков «Градов», готовых покрошить в салат любую вражину ожидающую наши машины. В начале становления Нового порядка и новых границ, приходилось пару раз отработать ими по несогласным и недовольным, чтобы впредь знали, как показывать свои грязные зубки. В области кроме нас находились еще две мощные группировки, претендовавшие на власть в данном регионе. На данный момент отношения между были нейтральными. Каждый находился примерно в равных условиях, обладая схожими людскими и прочими ресурсами. Появление на арене четвертого игрока вступившего в союз с одним из имеющихся, перечеркнуло бы весь баланс сил на корню. Договоренности о беспрепятственном проезде с этими «князьями» хоть и имелся, однако, никогда не знаешь, что придет в голову людям имеющим власть и силу. Устроят засаду, после в случае чего, станут отнекиваться, списывая сие «недоразумение» либо на соседа, либо на мифическую банду в полтысячи ртов, держащую всю округу в страхе и базирующуюся далеко в Казахстане. Ага, держи карман шире.
Обочины дороги на подъездах к нашему поселению во многих местах плотно заминированы МОНками и фугасами, разведенными в несколько цепей подрыва. Как только мы удалились от заминированной зоны, переводчики подрывных машинок встали обратно на боевой взвод.
Изюминкой и без того мощной обороны являлся укрытый в окопе по самую башню Т-90 и тщательно замаскированная батарея минометов. Вертолеты, которыми мы пугали всех при переговорах, на деле оказались стареньким Ми-24 с минимумом вооружения. В длинных боксах разместилась бронетехника, готовая при малейших признаках опасности выйти на оборудованные рубежи обороны.
Миновав городскую застройку, дружно прячемся в десантном отделении и увеличиваем скорость.
- Снег, я Пчела. Как слышите? Прием, - зашипела рация.
- Пчела, я Снег. Слышу нормально. Прием.
- Мужики все, и так сверх нормы подстраховали, больше не можем.
- Нормально. Спасибо.
- Берегите себя, связь держим, в случчего сразу оповещайте, поддержим огнем, - бодро говорил командир поддержки.
- Типун на язык, не накаркай! Отбой.
- Отбой.
Вот мы и остались в одиночестве. Дальше опираемся только на свои силы. По плану первая остановка через семьдесят км. Некрупный городок, поделенный двумя группами пополам. Бывает, постреливают, но больше поверх головы - для острастки так сказать, не дай Бог вальнут кого - кровная месть и все такое. В последнее время ходят слухи, что не долго одна из банд будет держаться, часть боевиков активно переходит на сторону врага.
20
Начался новый день. Хоть и пасмурно, но парит, будь здоров. Жди дождя. На горизонте несколько раз сверкали разлапистые молнии. Сквозь рычание двигателей и шум дороги пробивается редкий пробирающий до костей гром. Позади остался тот самый городок. Торговля в нем не ладилась - за целый день переговоров, удалось сбыть лишь пару запчастей к хрен знает какому оборудованию и десяток тех самых наладонников, об одном из которых я мечтал, будучи совсем юнцом. За то время, что я пробыл в своем новом доме, мне удалось оценить все «прелести» этого устройства. Хваленые пендостанские спутники GPS выходят из строя один за другим, если к моменту переезда они давали отклонение пять-десять метров, то уже через два года погрешность составляла сотни и более метров, иногда связи не было вообще. Для определения приблизительного местоположения может и сгодится, но в условиях городской застройки легче погадать на кофейной гуще, чем отыскать нужный тебе объект. Второй, якобы, неоспоримый плюс этой увесистой серой коробочки - наличие огромной базы данных по медицинской, оружейной и тактической подготовке, а также различные сельскохозяйственные и прочие справочники. Для гражданского оно может и будет полезным, но все это и многое другое не вошедшее туда нам вбили в головы в учебке, на занятиях с людьми, имевшими огромный практический опыт. По правде говоря, люди прожившие полдесятилетия в нынешних условиях и сами накопили немалый практический опыт. Вывод: использовать КПК можно лишь в качестве громоздкого, хрупкого, ненадежного mp3-плеера и сборника новогодних тостов. А для навигации лучше всего подходит встроенное оборудование «восьмидесятки», надежное и неприхотливое. Главная же наебка заключалась в том, что КПК только формально китайские, т.е. собраны они в Китае, НО до войны. Новосибирские поисковики тупо нашли подземный склад, где среди различной техники и прочего мусора, нашли контейнер с этими штуковинами. Такое удачное расположение спасло их начинку от выгорания от ЭМИ. Далее парни закачали на них все необходимое и небольшими партиями продавали всем желающим. Байка про китайские караваны, прошедшие несколько тысяч километров туда и обратно, была придумана торговцами для не знающих географию грамотеев. Производственные мощности расположены на востоке Китая, думаю, если бы они и захотели торговать с остатками России, то делали бы это морем, например с Находкой, Владивостоком, по железной дороге с Хабаровском, Комсомольском, Благовещенском, в крайнем случае с Читой, Улан-Удэ, Иркутском. Не при каких раскладах китайцы с Новосибирском не могут иметь торговых связей. Конечно, есть ж\д ветка, проходящая через весь северо-запад Китая, затем через казахстанский Каменогорск и далее по маршруту Барнаул, Нск. Однако использовать ее - лучше сразу раздать товар нуждающимся и невероятно дружелюбным племенам Монголии, Казахстана и северного Китая.
21
Так мы и двигались вперед и только вперед, к черному от туч горизонту, вылезая на броню в особо опасных местах, наподобие остатков городских кварталов, ущелий, если таковые попадались, да в лесистой местности, в общем, везде, где нас могла ждать опасность.
Конечно, в глубине души я давно понимал, что данная профессия не такая уж и хорошая, как я это себе представлял. Героизм и приключения обернулись рутинной, местами нудной работой. Веселые покатушки и пострелушки на машинах - долгой ездой в душном, пропитанном потом, порохом и табачным дымом тесном нутре бронетранспортера. Отстреливание аборигенов с копьями - непрерывным наблюдением за окрестностями в поисках злых бородатых дядек с «калашами» и граниками наперевес. После парочки историй от людей, воевавших в горячих точках, становится не жутковато, нет… становится просто страшно. Спиленные болгаркой зубы, отстрелянные пальцы ног, отрезанные половые органы. После таких рассказов невольно поглаживаешь тяжелое тельце «эфки» с мыслями о том, что в плен лучше бы не попадать.
Однообразные дни сменяются неделями, жизнь в дороге постепенно становится нормой. Человек, как известно, рано или поздно привыкает ко всему. Полгода без теплой постели, разнообразной пищи, хорошего кофе, чая и сигарет, и вы не вспомните даже очертания этих вещей, не то что вкус или ощущения. Спи где придется, ешь что придется, трахай что придется. Пару лет жизни в таком хаосе освободит черепную коробку от всего, что раньше мешало спокойно ЖИТЬ. Любовь, смех, добро, хорошо, тепло - что это за иероглифы? Да ну их в жопу, пойду сырую крысу погрызу. Твою мать, опять херня в голову лезет.
22
Двадцать второй день пути я не забуду никогда, хотел бы забыть, но не смогу…
В принципе в некоторых городах до нас доходили слухи, мол, на юго-востоке стало неспокойно. Некая крупная группировка ни с того ни с сего начала громить деревни и маленькие городки. Это понятно, озверевшие южные узкоглазые соседи таки расчехлили «топор войны» и словно в старые добрые времена решили возродить традиции Золотой Орды - грабь, насилуй, убивай. Не был неожиданным и тот факт, что банда, по сбивчивым рассказам уцелевших беженцев, активно захватывает людской ресурс. Милое дело заиметь сотню другую молоденьких наложниц и привезти домой с чужых земель n-ое количество крепких, сильных мужчин в подарок любимой женушке (или женушкам?) помогать вскапывать любимые шесть соток. Можно и менее удачливому соседу продать, стадом, как овец. Под занавес сплыл тот факт, что дядьки эти, оказывается, отрывались от души, под корень выжигая все, до чего дотягивались шаловливые ручонки. Шоб «буялись так сказать». Но чего мы никак не могли взять в толк, так это почему никто до сих пор не выписал этим гастарбайтерам билет на родину в виде небольших таких презентов калибром от 5,45 до 125мм. Или всем тупо влом вылезать из своих теплых гнездышек и подрываться искать этих мудаков по обгоревшим, местами фонящим лесам?
Пришлось корректировать маршрут, дабы не словить в бочину пару крупнокалиберных маслят. Не та цель у нас, пусть местные разбираются со своими головняками. Обсудив все возможные за и против, решили сделать крюк на север по ушатанным, но годным для «Уралов» дорогам. Причем хороший такой крюк. Правы были опасения штабистов, вкратце гласившие: «Гиблое дело сушей груз везти, судоходные реки - это сила. За ними будущее торговли. Безопаснее, экономичнее, грузоподъемность судов в разы выше. Еще пару ходок сделаем, обстановочку до конца разведаем, а дальше вся Обь в нашем распоряжении». Вот их мысли и материализовались. Как говорится - жадность фраера сгубила.
Все прошло быстро и неожиданно, надо отдать должное этим ублюдкам, дело свое они знали. К несчастью для нас, знали его очень хорошо. Ждали нас, либо кого другого неизвестно, но то, что нападение было спланировано идеально, подтвердили бы все. Если бы выжили.
Колонна ползла по широкой объездной дороге окаймляющей город «…» с юго-западного направления. Изувеченная бомбами окраина города молчаливо наблюдала за невежами посмевшими нарушить их покой. В таких местах люди не живут, а если и живут, то такие кому впору ловить голубей и крыс, а не нападать на бронетехнику. Абсолютно пустая территория, поэтому выбор маршрута и пал на эти зловещие места. По информации, полученной из надежных источников, больших пробок на этом участке пути не было. Если бы люди осознали что происходит в стране, то огромного потока убегающих из города было бы не избежать. Однако, народ банально не успел. Поднятые по тревоге (которой в городах России не слышали уже лет десять) горожане, в большей своей массе не поверили в начало войны и устремились дальше по своим делам. Другие ринулись по домам собирать родственников и паковать вещи. Лишь доли процента населения, так называемые выживальщики, сразу поняли в чем соль. Дважды объяснять не потребовалось. Кто был дома, схватив тревожный чемоданчик, ринулись в заранее присмотренные места спасения. «Счастливчики» схваченные врасплох на рабочем месте, послав к чертям всех недовольных, в мгновение собрав все полезное также направились по одним им известным адресам. Откуда я это знаю, спросите вы? Все очень просто - двоих из этого города, тех самых сюрвивалистов, нелегкая судьба занесла в городок, на который мы сейчас горбатимся.
Мощные бульдозерные отвалы легко сталкивали в стороны ржавые, обгорелые, мятые корпуса автомобилей со скелетами, зажатыми внутри. Бойцы напряженно вглядывались в пятиэтажки расположенные в сотне метров от дорожного полотна. Никто не курил, как бы ни хотелось. Башни бронетехники, пулеметы грузовиков ощерились елочкой в обе стороны от дороги. Два ствола ЗУшки держали самое опасное направление - квартал плотно стоящих панельных девятиэтажек, своим расположением напоминавших букву «Г».
На нос упала капля дождя. Епт, сейчас еще дождя не хватает, видимость упадет конкретно. Слух я потерял мгновенно. Голову словно сдавили в огромных тисках. Краем глаза замечаю, как головные БТРы подлетают в воздух примерно на метр, словно детские игрушки. Взрывная волна сносит прочь всех с брони. В воздухе жужжат камни и осколки. Падая на грязный асфальт, отмечаю, как медленно приближаются выстрелы гранатометов. В голове возникает мысль - это конец. Опытные водилы жмут на газ, но два подорванных головных бронника капитально перекрывают путь. Неповоротливые фуры, не могут развернуться, поэтому машины съезжают с дороги на обочины через бреши пробитые отвалами «Уралов». Телом ощущаю как мощно и часто задолбили наши крупнокалиберные пулеметы. Если бы меня не контузило, то я бы понял, что крупняк врага долбит уже давно. Наша зенитка подорвана. В лицо летит грязь, черный асфальт и бетон ограждений. По ногам чуть не проехали колеса коробочки. Стараясь вжаться в землю, подползаю к изрешеченному ограждению. Откуда стреляют? Что делать? Те самые девятиэтажки озаряются дульными вспышками и всполохами гранатометов. Тяжелое тельце ПТУРа с проводом на конце врезается в борт восьмидесятки находящейся в конце колонны. Везде рвутся ВОГи, свистят пули. Возле фуры лежит Лешка. Без ноги. К нему бежит санитар. Мимо проползают бойцы, некоторые уже заняли оборону. Вырвавшиеся было грузовики один за одним останавливаются, попав под огонь пулеметов. Дверца «Камаза» медленно открывается и из нее вываливается окровавленный Андрей Олегович. Хороший мужик. Был. Учил меня водить. Ну нахрена мы сюда полезли то? БЛЯЯЯЯЯЯ! Выглянув из своего хлипкого укрытия, выхватываю странный движущийся объект. Это че за хуита? Машина, со стороны похожая на уменьшенный в разы БМП, собранный из стальных труб и имеющий несколько бронекапсул, вооруженный ПКМ на турели и курсовым пулеметом установленным справа, стремительно катит к нам, переваливаясь через завалы. Нет, она не одна, я вижу как минимум три. Скрываясь за их корпусами, мелькают маленькие гусеничные управляемые роботы, наподобие тех, что занимались разминированием раньше. Они ничем не вооружены, но к их телам закреплены подозрительные стальные емкости. Взрывчатка. Это точно конец! Из головы вылетают все навыки и советы, полученные за время обучения. Остается лишь страх, нет, не так, остается СТРАХ. Мокрый от пота Федор появляется из ниоткуда давая мне увесистый подзатыльник. Что-то кричит в лицо. Не слышу. Тогда он жестом показывает направление стрельбы, а сам, схватив из-за плеча одну из «Мух», стреляет, практически не целясь. Маленькая БМП останавливается, чадя черным густым дымом. Федор отбрасывает пустой контейнер в сторону хватаясь за другой. Не дожидаясь нового подзатыльника, навожу прицел на робота со взрывчаткой и одиночными, патрон за патроном выпускаю в цель. Первые пять пуль попадают точно в корпус, но ничего не происходит. Пару промахов, затем опять точные стопроцентные попадания. Усомнившись в целесообразности данного времяпрепровождения, выпускаю на удачу последний патрон. Корпус мини-БМП озаряется вспышкой близкого разрыва, маленький робот разлетелся на куски. Получилось! Воодушевленный успехом, достреливаю остаток магазина. Мои трассеры, сигнализирующие, об окончании патронов расчерчивают плотный задымленный воздух. Чудом уцелевшая БРДМ отправляет ПТУР «Конкурс» в пятый этаж одного из домов, в такт ей заработал открытый всем ветрам АГС17 закрепленный на башне «восьмидесятки», не вижу кто стреляет, но понимаю, долго он не продержится. Огромные куски бетонных панелей отваливаются при попадании ракеты, картинно падая вниз. Облако дыма, пепла и пыли окутывает несколько этажей. Заорав от удовольствия, забываю спрятаться за остатками ограждения. Зря. Что-то тяжело опускается на землю справа от меня. От мощного взрыва крошатся зубы, меня откидывает на Федора. Острая боль разрывает сознание на куски, ощущения, будто спину кусают сотни огромных злых ос. На глазах выступают бусинки слез. Теряю сознание.

Сообщение отредактировал Fall762: 12 Сентябрь 2010 - 19:56


Поблагодарили 1 пользователь

#2 Dark_Dante

    Продвинутый пользователь

  • Продвинутый пользователь
  • PipPipPip
  • 409 сообщений
  • 12 спасибо

Отправлено 15 Июнь 2010 - 19:02

А кто автор? Отличное произведение, с нетерпением буду ждать продолжения.

#3 Fall762

    Продвинутый пользователь

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • 52 сообщений
  • 2 спасибо

Отправлено 15 Июнь 2010 - 19:03

Ну какбе я автор)

#4 Dark_Dante

    Продвинутый пользователь

  • Продвинутый пользователь
  • PipPipPip
  • 409 сообщений
  • 12 спасибо

Отправлено 15 Июнь 2010 - 19:44

Просмотр сообщенияFall762 (15 Июнь 2010 - 19:03) писал:

Ну какбе я автор)
Респект и уважуха как говорится. Я уже проду жду =)

#5 Fall762

    Продвинутый пользователь

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • 52 сообщений
  • 2 спасибо

Отправлено 19 Июнь 2010 - 16:27

Выдалась свободная минутка, накидал малюсенькую проду и исправил ошибки в первой главе.

#6 administrator

    Администратор

  • Администраторы
  • 261 сообщений
  • 10 спасибо

Отправлено 19 Июнь 2010 - 17:49

Просмотр сообщенияFall762 (19 Июнь 2010 - 16:27) писал:

Выдалась свободная минутка, накидал малюсенькую проду и исправил ошибки в первой главе.
Спасибо, добавил в раздел Творчество сетевых авторов на сайте

#7 Fall762

    Продвинутый пользователь

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • 52 сообщений
  • 2 спасибо

Отправлено 27 Июнь 2010 - 08:04

**ять. Сейчас подумал: "А нахрена собсна отправлять черт знает куда дюжину фур с несколькими БТР?" Их на любом узком месте из крупняка положат. Ко всему прочему, это просто напросто не выгодно, отправлять караван из Сибири в Европейскую часть РФ. Гораздо прибыльнее организовать торговлю с прилегающими к "военному городку" территориями.
Эх, придется все переделывать.

#8 Dark_Dante

    Продвинутый пользователь

  • Продвинутый пользователь
  • PipPipPip
  • 409 сообщений
  • 12 спасибо

Отправлено 27 Июнь 2010 - 10:45

Ну почему же, не вижу ничего не логичного. Вполне возможен именно такой вариант с отправкой каравана. Ведь ездили же раньше купцы по Волжскому торговому пути, хотя вероятность нарваться на какую нибудь банду ничуть не меньше была в те времена.

#9 Fall762

    Продвинутый пользователь

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • 52 сообщений
  • 2 спасибо

Отправлено 27 Июнь 2010 - 10:59

Они торговали по воде + цитирую: "Торговля со странами Востока была очень выгодной для Руси. Пряности, шёлк и некоторые другие товары можно было приобрести только здесь". А в современном мире даже после войны, дифицитом могут стать только полезные ископаемые и продукты, но их выгоднее опять же транспортировать по воде или железной дороге.

#10 Black stalker

    Продвинутый пользователь

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • 33 сообщений
  • 0 спасибо

Отправлено 28 Июнь 2010 - 15:33

Опять же - великолепно. Идёт как по маслу. Прода заставила подсознание вспомнить запах гари - и именно пепелищ. +атмосфера фолаута неплохо передаётся. Ну лично для меня.
Ну терь переходим к минусам.
1)Больно коротко расписана жысть в городе. Соответственно слишком быстрый переход на /новый лвл/ то биш встреча с дядей и отъезд. Минусом это является только если произведение будет составлять 500-600кб.
Ежели под мегабайт - то всё норм, и это плавно изменяется в плюс.
В общем по моей имхе нужно объёмней расписать неудачливость перво временную ГГ и так сказать переход из грязи в князи.
2)/По периметру территории тяжелая техника насыпала приличный ров/
я так понял что ров уже насыпан (времени то дофига прошло) и звучит по этому не очень предложение. думаю стоит изменить.
типа - По периметру территории насыпан широкий ров. Тяжёлую технику здесь примечать не к месту. Если уж есть бтры и вобще часть расположена близко к городу то проблемы с тяжёлой техникой изначально нет. Исходя из информации ранее данной читателю очевидно это. Но эт так - мелкая придирка.
3)Рассказ о фортификационых силах базы вояк. На мой взгляд стоило бы не вываливать вот так сразу по приезду - а сделать что то типа диалога с тем же Дядей Фёдором, или же рассказ о обороне базы из уст Мыша попожя - когда освоится.
Авторский рассказ как то не клеится(
По мне так гораздо интересней был бы рассказ ГГ с личными коментариями -в духе Круза и эпохи мёртвых/я еду домой.
4)Общее расположение базы нипанятна. Ибо грицо шо главно изюминкой является Т-90 закопаный но эт странно. Ибо в случае атаки он эффективен только на одном рубеже нападания. Условино (и к примеру) есть 4 стороны откуда могут атаковать. Танк держит только одну сторону. Т.к он окопан сманеврировать и крыть другие рубежы он не может. Вобщем стоит либо подробней описать непосредственное расположение базы (мало ли - мож с трёх других сторон завал из остовов машин) или же танк /выкопать/ )
имхо канеш.
Всё эт натянуто за уши но это показывает не то шо я такой зануда, а то что автор стоит на качественно новом уровне и вобще респект ему )

#11 Fall762

    Продвинутый пользователь

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • 52 сообщений
  • 2 спасибо

Отправлено 28 Июнь 2010 - 18:28

Спасибо за отзыв и критику. Учтемс.

Цитата

Прода заставила подсознание вспомнить запах гари - и именно пепелищ
Если честно сам пока не вижу атмосферы, надо добавить побольше описаний сожженных городов.

Цитата

По мне так гораздо интересней был бы рассказ ГГ с личными коментариями -в духе Круза и эпохи мёртвых/я еду домой.
Не получается у меня писать в таком стиле :D

Цитата

Ибо грицо шо главно изюминкой является Т-90 закопаный но эт странно. Ибо в случае атаки он эффективен только на одном рубеже нападания.
Я имел в виду, что он спрятан в сквозном окопе для техники, т.е. в случае нападения может сменить дислокацию.

Цитата

Рассказ о фортификационых силах базы вояк. На мой взгляд стоило бы не вываливать вот так сразу по приезду - а сделать что то типа диалога с тем же Дядей Фёдором, или же рассказ о обороне базы из уст Мыша попожя - когда освоится.
Да, тут надо что-то другое придумать, согласен.

#12 Fall762

    Продвинутый пользователь

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • 52 сообщений
  • 2 спасибо

Отправлено 12 Сентябрь 2010 - 19:57

Добавлена вторая глава. Переработана первая.

#13 Sergey85700

    Восстановитель

  • Модераторы
  • 86 сообщений
  • 5 спасибо
  • ГородУкраина Донецкая обл.

Отправлено 16 Май 2014 - 16:38

Я не особо искушенный читатель, но меня порвало, точнее затянуло. Прочитал на одном дыхании.
В 21-м веке, апокалипсис, это просто: села батарейка в телефоне, и все, был человек - и нет человека.




Ответить



  


Количество пользователей, читающих эту тему: 4

0 пользователей, 4 гостей, 0 скрытых пользователей

 

IP.Board Style© Fisana